Пятница, 15 июня 2012 года. №86 (10450) 
   
Поиск по сайту  
 Сегодня в номере:  Клинический диагноз

Оборотни
Форменный беспредел
Сельчанин с «Мухой»
Горкенеш
У столичного парламента новый спикер
Перевод обеспечен
Эхо Оша
Безжалостная хронология
Информация к размышлению. И к продолжению расследования
Судный день
Семь лет с конфискацией
Громкое дело
Кровавый охотник
Клинический диагноз
Не навреди
Мифотворчество
Эпос, история, заблудший дух
Специальный репортаж
Живое золото Баткена
Хронометраж
Не бойтесь быть смешными
Без ретуши
У вас в стране не защищена частная собственность
На Олимпе
Чудо–даян Расула Абдураима
Будьте как дома
Метис
ZOOлогия
И барсов станет больше?
Свет рампы
Два монолога
Империя грез
Декорации Юлдаша
Полакомимся золотыми абрикосами
Дамский клуб
О шопоголизме без иронии
Мечты о рае
Наследовать, а не наследить
Оборотная сторона медали, или Три дворца Раева
Помогут наWWWерняка
Мое чудо–чадо
Куда пойти

Метеосводка по Бишкеку
 на 12.07.2019
атмос. давление 688 мм
относит. влажность 26 проц.
радиационный фон мкР/час

 на 13.07.2019
восход 5.33 заход 20.40
ночью +36...+38 днем +20...+22

Учетный курс валют
 на 12.07.2019
69,51
78,17
1,101
0,1767
10,05

 Средневзвешенный курс сома
на
объем торгов


Не навреди
Между врачами–нефрологами разгорелся спор о применении двух препаратов для больных с хронической почечной недостаточностью, которые получают диализ. Страсти кипят, что, как говорят, Шекспир отдыхает. А поскольку это вопрос государственной важности, так как речь идет о здоровье людей, то мы решили выслушать мнение обеих сторон.

  • так...

    Рысбек КАЛИЕВ, заведующий кафедрой терапии КГМА, президент Ассоциации нефрологов КР:
        — Оба препарата (репретин и рекормон) зарегистрированы в департаменте лекарственного обеспечения. Однако рекормон имеет доказательную базу с предоставлением заключений о проведенных клинических исследованиях во всем мире, соответствующих требованиям доказательной медицины. В то время как препарат репретин не подвергался клиническим исследованиям в нашей стране, по нашим запросам фирма, поставляющая его, не представила документов о его доказательной базе. Публикаций в Интернете о репретине нет вообще. У него масса побочных эффектов. Но почему–то этого не хотят слышать в верхах, а ориентируются только на стоимость лекарства. По опыту работы знаю, да и все врачи тоже, что качественных дешевых препаратов не бывает. К сожалению, у нас вовсю в стране процветает, мягко говоря, не этичный маркетинг, а попросту подкуп врачей, которые забывают о принципе “не навреди”.
        Препарат рекормон является брендом — оригинальным препаратом швейцарской фирмы. В мировой практике он применяется с 1990 года, его получают около миллиона пациентов в год. Тогда как препарат репретин — биосимиляр египетского производства (биосимилярами называются препараты биологического ряда, приближенные к молекуле оригинала, имеют неустойчивую структуру и могут содержать много примесей в виде чужеродного белка), поэтому при регистрации биосимиляров необходимо проводить клинические испытания на эффективность и безопасность.
        Опыт применения рекормона у больных, получающих гемодиализ на базе Национального госпиталя, позволил сделать вывод о фармэкономичности препарата. Так, закупленного в апреле 2011 года препарата из расчета на лечение 48 больных в течение 12 месяцев хватило для поддержания уровня гемоглобина ежемесячно у 54 больных на год с лишним.
        При рекомендуемой дозе репретина 2000 единиц три раза в неделю при внутривенном введении лечение обходится гораздо дороже (плюс стоимость трех шприцев), чем рекормона, который вводят подкожно один раз в неделю. Вот и считайте, что выгоднее.
        Рекормон признан и используется в США, Европе, Японии, России, Казахстане и других странах. По поводу репретина такими данными не располагаем.

  • ...и эдак

    Бектур Абдиев, заведующий отделением искусственной почки Национального центра кардиологии и терапии:
        — И репретин, и рекормон даются больным после сеанса гемодиализа, поскольку они повышают гемоглобин. Пациенты находятся постоянно в состоянии анемии. А если у человека понижен гемоглобин, то он плохо себя чувствует, становится вялым, появляются разные осложнения, в том числе сердечные. Естественно, сокращается продолжительность жизни больных.
        В течение года и даже больше мы сравнивали действие этих двух препаратов на больных. В своем отделении уже полтора года используем репретин. Если сравнить репретин и рекормон, то репретин намного дешевле. Судя по нашим наблюдениям, репретин ни по каким параметрам не уступает, хотя считается генериком, а рекормон, говорят, оригинал. Но надо это еще доказать. А эффективность их одинаковая, по некоторым позициям репретин даже превосходит.
        Как правило, больным с почечной недостаточностью необходимы три сеанса гемодиализа по четыре часа. Но есть и такие, которым в неделю достаточно двух сеансов. Это так называемые свежие больные, которые полгода — год находятся на гемодиализе.
        Есть больные, которым мы не назначаем этот препарат. Но если по анализам видим, что гемоглобин снижается, то назначаем репретин снова. А тем, у кого гемоглобин низкий, назначаем этот препарат два, а то и три раза в неделю, то есть после каждого сеанса.

  • особое мнение

    Мариям ДЖАНКОРОЗОВА, координатор “Альянса за прозрачность лекарственного обеспечения” (МЕТА):
        — Особенности воздействия данного класса препаратов на организм пациентов требуют более пристального рассмотрения вопросов индивидуальной переносимости препаратов. Диализные больные принимают эритропоэтины довольно длительными курсами или постоянно. Поэтому тендерные подходы, когда должен быть выбран только один препарат, не отвечают потребностям всех пациентов. Логичнее будет делать закуп разных эритропоэтинов — как при инсулинах.
        Разумные доводы наших врачей–практиков относительно рекормона никто не слышит. Главный аргумент в его пользу — этот препарат не биосимиляр, а оригинал. В его отношении не стоит вопрос качества, как в отношении биосимиляров. Но почему–то о нем говорить нельзя, это считается лоббированием, но при этом биосимиляры (репретин) лоббировать можно. Даже в объявлениях дают его торговое наименование. Объявление на закупку эритропоэтинов должно было быть дано без указаний торгового названия.
        Есть международные рекомендации об использовании конкретно у диализных пациентов бета–эритропоэтинов, к которым относится рекормон, тогда как альфа– эритропоэтины (репретин) дают известный побочный эффект. Это ли не явное лоббирование? Игнорируются известные всем данные, и упорно делается акцент на закупке альфа–эритропоэтинов. При этом пациенты должны быть информированы о побочном эффекте. Я думаю, это не делается. Скорее, наоборот, им внушают обратное.
        Основной довод — стоимость оригинала выше, чем биосимиляра. Но оцениваться должна не цена за единицу, а стоимость всего курса лечения. Чем дольше лечение, тем стоимость лечения оригиналом ниже по сравнению с биосимиляром за счет снижения поддерживающих доз. Экономически использование оригинала выгоднее еще за счет меньших побочных эффектов, проявляющихся при лечении биосимиляром, для коррекции которых нужно еще одно вмешательство — переливание крови пациенту (дополнительные расходы). Так почему в нашей стране очевидные вещи игнорируются, а непонятные доводы принимаются во внимание?

  • взгляд

    Нате вам, Боже, что нам негоже?
        Существует выражение, ставшее уже фразеологическим оборотом: мы не настолько богаты, чтобы покупать дешевые вещи. Перефразируя его, применительно к медицине можно сказать: мы не настолько здоровы, чтобы приобретать дешевые препараты. Однако на самом верху считают наоборот: Кыргызстан — бедная страна, а потому, дескать, приобретает, что подешевле. Существует, оказывается, даже Закон “О ценовой политике”, в котором сквозит эта мысль. А потому врачи, как говорится, умом и сердцем понимая, что тот или иной препарат в десятки раз эффективнее, не имеет побочных эффектов, тем не менее отдают предпочтение мало известному, не прошедшему клинических испытаний по соответствующим мировым стандартам лекарству, поскольку цена его ниже. Как сказал руководитель одного лечебного учреждения, если он купит оригинал, то завтра к нему примчатся с проверкой, почему он купил этот препарат, пусть даже очень хороший, а не другой, что подешевле. И увезут за это в черном воронке в наручниках. Никого, мол, никакие клинические испытания интересовать не будут, фискалам все равно, какой препарат эффективнее для больных, главное — он дешевле.
        Поэтому врачи с большим опытом работы, имеющие свое мнение, стараются не высовываться. Кому нужны приключения на энное место в наше время? Я разговаривала с очень многими специалистами по поводу проведения тендеров, закупок тех или иных препаратов, и все просили, чтобы разговор остался между нами. А это очень плохой настрой. Если закроют рты всем, то в страну может хлынуть поток лекарств, о которых в других странах и слышать не хотят, зато дешевых. А если к тому же примут еще и закон о лицензиях и разрешениях, согласно которому будут отменены лицензии на производство, продажу и поставки лекарств, то дикий рынок лекарственных средств угробит не одну жизнь и, как говорится, в сто раз дороже обойдется государству его политика в этой сфере. Почти постоянно при закупке, например инсулинов, возникает конфликтная ситуация. Недавно только эндокринологи отстояли–таки свое мнение на закупку инсулина известной европейской компании, который больные принимали до этого. Но чего это стоило врачам! Они полгода “воевали”, чтобы их больные в течение года пользовались качественными препаратами. А что будет через год, неизвестно. Но, похоже, врачам вновь придется отстаивать интересы больных. Но это же ненормальная ситуация.
        Да, этот инсулин гораздо дороже, чем препарат одной из южноазиатских стран, который не будет эффективно снижать уровень сахара в крови. А, стало быть, у больных, страдающих диабетом, начнут портиться почки, зрение. Что будет с ними через год–два после приема такого препарата, можно заранее предсказать. Кому от этого польза? Только один вред и больному, и государству, потому что на него упадут все тяготы и расходы по лечению пациентов с осложненным диабетом. Поэтому, думается, в корне надо пересмотреть Закон “О ценовой политике”, поскольку надо исходить не из стоимости одной дозы препарата, а курса лечения за какое–то время. И зачастую дорогие препараты как раз оказываются гораздо выгоднее по ценовой политике, чем их дешевые собратья, не говоря уже о качестве и об эффективности.
        Простая, как говорится, арифметика, и вряд ли кто будет оспаривать, в общем–то, очевидные вещи. Но собака, похоже, зарыта в другом — в личной заинтересованности чиновников и некоторых докторов. Подкупы и тех и других маскируются под мягким выражением “неэтичный маркетинг”. Ни для кого не секрет, что отдельные врачи получают солидные вознаграждения или мебель от фармкомпаний. Например, был случай, когда у доктора, не продавшего оговоренное количество препарата, представители одной из них унесли из его кабинета подаренный ими стол. Как сказала однажды представитель известной в мире фармацевтической фирмы, ни одна уважающая себя компания не будет унижаться до взятки ни чиновникам, ни медикам. Безупречная репутация, отличное качество выпускаемых ею препаратов, многократно подтвержденных различными клиническими испытаниями, а главное — самой жизнью, и есть пропуск на любой рынок. У нас нередко критерии отбора другие. Тому же представителю, например, приходится бороться и доказывать, что их препарат, давно зарекомендовавший себя в мире, в том числе и у нас, не может быть исключен из перечня жизненно важных. Возможно, с энной суммой не было бы вообще никаких проблем.
        Наша страна не какая–то помойка, куда можно везти все, что ни попадя, в том числе низкопробные лекарства, от которых больше вреда и ущерба. А мы не подопытные кролики, на которых можно проводить клинические испытания. Но, похоже, о больных у нас меньше всего думают, когда на столе лежит конверт...
    Нина НИЧИПОРОВА.
    Коллаж Романа БЯХОВА.

    Версия для печати
    К содержанию номера
    На главную страницу
  • Регистрация
    О нас
    Контакты
    Обратная связь
    Гороскоп
    Реклама

    Архив ВБ
    1 2 3 4 5 6 7
    8 9 10 11 12 13 14
    15 16 17 18 19 20 21
    22 23 24 25 26 27 28
    29 30 31        

    Реклама
    Рейтинг
    Реклама
    Designed by: Axenov Vyacheslav
    Programmed by: Voevodin Ilya
    © 1974-2017 ЗАО "Издательский дом “Вечерний Бишкек”
    По любым вопросам пишите на: webmaster@vb.kg
    По вопросам регистрации пишите на: subscriber@vb.kg