Пятница, 15 июня 2012 года. №86 (10450) 
   
Поиск по сайту  
 Сегодня в номере:  Мифотворчество

Оборотни
Форменный беспредел
Сельчанин с «Мухой»
Горкенеш
У столичного парламента новый спикер
Перевод обеспечен
Эхо Оша
Безжалостная хронология
Информация к размышлению. И к продолжению расследования
Судный день
Семь лет с конфискацией
Громкое дело
Кровавый охотник
Клинический диагноз
Не навреди
Мифотворчество
Эпос, история, заблудший дух
Специальный репортаж
Живое золото Баткена
Хронометраж
Не бойтесь быть смешными
Без ретуши
У вас в стране не защищена частная собственность
На Олимпе
Чудо–даян Расула Абдураима
Будьте как дома
Метис
ZOOлогия
И барсов станет больше?
Свет рампы
Два монолога
Империя грез
Декорации Юлдаша
Полакомимся золотыми абрикосами
Дамский клуб
О шопоголизме без иронии
Мечты о рае
Наследовать, а не наследить
Оборотная сторона медали, или Три дворца Раева
Помогут наWWWерняка
Мое чудо–чадо
Куда пойти

Метеосводка по Бишкеку
 на 26.04.2019
атмос. давление 700 мм
относит. влажность 89 проц.
радиационный фон 27.04.2019 мкР/час

 на 6.03
восход 19.55 заход заход +4...+6
ночью +13...+15 днем 1

Учетный курс валют
 на 26.04.2019
69,71
78,49
1,059
0,1801
10,15

 Средневзвешенный курс сома
на
объем торгов


Эпос, история, заблудший дух
Видимо, мы еще не осознали, что переживаем весьма дивный период. Одни пишут историю, будучи дилетантами в этой области, другие “творят” исторический эпос, не зная истории. Третьи возводят дома, не зная, что такое 9–балльное землетрясение...
    В эти дни продолжаются баталии между учеными, которые требуют сохранить традиционную школу сказителей “Манаса”, и теми, кто поддерживает суперсовременный вариант эпоса, принадлежащий перу... перу...
    В том–то и загвоздка, что некоторые энтузиасты приписывают авторство тому, кого нет (и не было) среди живых.
    Для профессионального историка, пожалуй, нет дела до того, как наш современник понимает великий эпос и как тот или иной современник предлагает свой причудливый вариант. Это как появление копировщиков Пикассо в среде традиционных живописцев.
    Сначала посмотрим, как Майрамбюбю Сармалдакова, то бишь Бюбю Мариям Муса кызы, получает свой вариант с того света. Она полагает, что во время медитации к ней приходит дух якобы “первого из первейших манасчы” Джайсана Умет уулу, который был одним из сорока cподвижников главного эпического героя. Джайсан, как сообщает Бюбю Мариям, отрывками передает ей информацию о Манасе, других его современниках и о симпатиях или антипатиях к тем, кто окружает Майрамбюбю–эже.
    Впрочем, некоторые филологи полагают, что таинственный дух — не тот Джайсан Умет уулу, которого знает Майрамбюбю–эже. Некоторые даже подозревают, что этот дух — лазутчик со стороны эпических врагов Манаса!
    Причем порой этот настырный дух любит, дескать, восхвалять тех сегодняшних смертных, кто яро поддерживает Майрамбюбю–эже. Среди них талантливый кинорежиссер Эрнест Абдыжапаров, книгоиздатель Жумадин Кадыров, директор ТВ–компании “Эхо Манаса” Темирбек Токтогазиев.
    Солидные люди почему–то уверены, что заполучили истинный вариант эпоса. Мол, снизошла информация от современника Манаса в виде странных каракулей в тетрадях Майрамбюбю–эже. 11 марта Эрнике не без высокого пафоса написал в “Фейсбуке”: “Это возрождение духа Манаса в тех, кто его чтит как историческую личность и генератора идей кыргызской культуры”. Жумаке предупреждает, что кыргызы поймут этот вариант только через десятилетия. Темике полагает, что имя Манаса зафиксировано в Коране. Все они верят, что этот вариант — творение самого манасчы, который умер в VIII веке.
    Механизм передачи архиважных сведений “первоисточника” простой. После записи во время сакральной медитации Майрамбюбю–эже начинает дешифровывать сведения с того света на современный лад.
    Ради объективности нужно с похвалой отметить, очень аккуратный почерк у Майрамбюбю–эже.
    Почерк почерком, но манасчы с того света вдруг оказался полиглотом.
    Почему он полиглот? Посмотрите на любой том из десятитомника Майрамбюбю и наткнетесь на такие сведения, которые не снились любому энциклопедисту древности и Средневековья. Думается, этот дух не зря тратил свое время на том свете — штудировал всё и вся. Даже знает о Беринговом проливе между Чукоткой и Аляской (хотя называет это по–кыргызски Моюнча). Мой дедушка и даже отец не знали о древних хеттах, а Джайсан не только упоминает о них, но также говорит в восьмом томе по поводу Артемиды и Герострата.
    В этом же томе находим такой уникальный раздел эпоса, как “Повествование Кокотой–хана о Кассандре”. Видимо, дух этого манасчы знаком также и с космическими легендами античного мира, что тоже замечательно для кочевника раннего Средневековья. Другие духи из Центральной Азии доселе не блистали таким ярким интеллектом. Может быть, Джайсан что–то подсказывал другому нашему великому земляку, когда тот писал космический роман “Тавро Кассандры”?
    Напичканный разнообразными сведениями информатор с того света дает в первом томе важные сведения насчет года и месяца рождения хана Манаса: “Если я скажу год рождения моего Манас–ата, согласно теперешнему летосчислению, это был август шестьсот семидесятого года, и кровь от его пуповины пролилась на землю Алтай”.
    Информатор с того света также обнародует весьма важные факты о том, что, оказывается, Манас погиб, когда ему было 55, а Джайсану — 42 года.
    Вот так легко сделано выдающееся историческое открытие — Манас, дескать, жил с 670–го по 725 год. Правда, непонятно, откуда его современник Джайсан мог знать “теперешнее летосчисление” и теперешние названия месяцев?
    И еще не ясно, почему Майрамбюбю–эже, выдающаяся женщина, которая напрямую получает сведения от этого знатока с того света с помощью медитации, по–своему обрабатывает их. Порою ей не хватает кыргызского лексического запаса, и она охотно переходит на русский. Например: “Чтобы передать мой восторг, лучше напишу на русском языке. Каждая из медитаций поразительна только ей свойственными видениями...”.
    Иногда Майрамбюбю–эже просто добавляет русские слова в кыргызский текст. Ведь это же легче и быстрее, чем искать кыргызские эквиваленты.
    Теперь для кыргызского историка остается немногое: смело выбросить в мусорный ящик то, что было опубликовано им доселе, и написать сызнова книги и статьи согласно первоисточнику Майрамбюбю. Если в советское время одними из важнейших первоисточников считались работы Маркса, Ленина, Брежнева, то теперь нам проще. Ведь источник–то один, тем более с того света. А кого еще найти более авторитетного, чем дух человека, умершего в VIII веке?
    Однако тут у профессиональных историков начинается истерика. Ведь этот аксакал Джайсан, который родился, согласно его авторитетному заявлению, еще в 683 году, либо знает слишком много, либо что–то перепутал. Хотя сейчас и аксакалы намного младше спрашивают у постсоветских внуков: “Душа моя! Я что–то запамятовал: в Сочи в 70–м я поехал по путевке профсоюза или по линии ВЛКСМ?”.
    Майрамбюбю–эже получила массу несуразиц от Джайсана, который явно не в ладах со своей феноменальной памятью.
    Во–первых, Манасу, который был рожден в 670 году, видимо, пришлось действовать в условиях глубокого подполья. Ведь ни один зарубежный или местный (тюркоязычный) письменный источник тех времен не удосужился упомянуть о деяниях Манаса, о его подвигах, когда он напал на столицу Танской династии в Китае. А ведь, согласно сведениям Джайсана, этот младший современник Манаса знал о существовании династии Тан. Даже китайские (танские) придворные историки не заметили, что произошло под их носом. Только Джайсан сохранил в своей памяти данное прискорбное для ханьцев событие.
    Во–вторых, тогдашние китайцы даже не подозревали, что они, согласно Джайсану и Майрамбюбю, владели Ферганской долиной благодаря какому–то “ишхиду Боханьна”.
    Конечно, был термин “ихшид” (а не “ишхид”), но этим ираноязычным словом называли местных правителей некоторых мелких независимых государств во второй половине VII века. Так, в Самарканде владыками были ихшиды. Слово “ихшид”, согласно некоторым мусульманским источникам, означало “царь царей”. И этот царь царей был тайным наместником танского Китая? Кстати, в начале VIII века владение ихшида Самарканда было завоевано арабами, а вовсе не китайцами.
    В–третьих, в орхонских руноподобных письменах эпохи кыргызского кагана Барсбека есть обильная информация о Кюль–Тегине (Кюлтегине). Этот принц и полководец был одним из главных врагов кыргызского кагана. А Джайсан, информатор с того света, все перепутал и утверждает, что Кюлтегин, наоборот, был сподвижником Манаса.
    Путаница усиливается тем, что несуществующий Кагас–бек с легкой руки автора варианта Джайсана стал героем кыргызов на Алтае и получает приказ все того же Кюлтегина защищать кыргызский народ!
    В–четвертых, бедный Джайсан, или великий Джайсан, не стал зря тратить времени на том свете. Он почти всеведущ, знает даже о Чынгысхане (Темужине и его потомке по имени Чагатай).
    Почему же “почти”? Если бы Джайсан так прекрасно знал историю своей эпохи, то не стал бы интерпретировать историю Южной Сибири и Восточного Тянь– Шаня таким образом, чтобы фальсифицировать ее в пользу ислама. Ведь Манас и его сподвижник Алмамбет — мусульмане (также и по варианту Джайсана), а первые группы кыргызов и другие притяньшаньские (караханидские) тюрки стали добровольно принимать ислам не ранее X века. А в далеких VII и VIII веках они оставались, извиняюсь за это слово, кяфирами.
    Ряд фольклористов критикуют очень много погрешностей джайсановского варианта эпоса. Критики правы.
    Если убрать моменты медитации Майрамбюбю–эже и добрые слова в адрес тех, кто помогал ей во время поездок к святым местам Джумгальского района и других местностей Кыргызстана, то после этого в тексте варианта сказания “Великодушный Манас” останутся лишь рога и копыта. А если убрать сумбурный текст эпоса, то для Майрамбюбю–эже и ее помощников остаются лишь... другие рога и копыта. Это похоже на два взаимосвязанных сосуда, причем вкушая из одного из них, предполагаешь с досадой, что, видимо, лучшее осталось в другом.
    Бог с ней, c Майрамбюбю–эже. Но недопустим азарт ее сторонников, добивающихся, чтобы “новаторский вариант” был признан обязательным шедевром, значит, и обязательным для штудирования. Не надо заставлять всех верить в существование манасчы Джайсана. И в то, что он за 13 или 14 столетий нашел одну–единственную женщину для передачи своих богатых сведений, полных исторических анахронизмов и халтуры.
    Во время недавнего “научного симпозиума” в Бишкеке Майрамбюбю–эже обратилась к широкой аудитории и скромно отметила, что она не писательница, не поэтесса, не ученая и не сказительница “Манаса”. Очень удобная позиция для автора приписать все погрешности тому духу, который явился из потустороннего мира. Поди разберись с ним, с этим духом!.. А тем, кто хочет использовать скромную провинциальную женщину в своих архипатриотических целях, тем паче удобно сослаться на медитацию, медиумов, сверхъестественные силы, кашпировских, чумаков. Они ведь не по зубам близоруким историкам, которые бездумно следуют лишь сухим бездушным фактам грешного мира.
    Простите, Аллах, Тенгри и все божества! Прости, Умай Эне! Простите за то, что я, щурясь и разглядывая далекую фигуру многострадального фальшивого манасчы с того света, хочу заявить, что Земля все–таки вертится вокруг Солнца, пыхтя и неся искусство традиционных манасчы испокон веков — аж из эпохи хуннов (сюнну).
    Пусть появятся варианты эпоса “Манас” сообразно с эпохой нанотехнологий и фильма “Аватар”. Но пусть они имеют земных авторов со своими неудачами и успехами. И пусть эти авторы или сказители сначала прочитают сам эпос “Манас” в вариантах кыргызских Гомеров и историю кыргызов и других народов Евразии.
Тынчтыкбек ЧОРОТЕГИН, историк и публицист, доктор исторических наук.
Фото из архива автора.

Версия для печати
К содержанию номера
На главную страницу
Регистрация
О нас
Контакты
Обратная связь
Гороскоп
Реклама

Архив ВБ
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Реклама
Рейтинг
Реклама
Designed by: Axenov Vyacheslav
Programmed by: Voevodin Ilya
© 1974-2017 ЗАО "Издательский дом “Вечерний Бишкек”
По любым вопросам пишите на: webmaster@vb.kg
По вопросам регистрации пишите на: subscriber@vb.kg