№104 (11431)
Вторник, 25 сентября 2018 года

стоп! снято!
Айка — это я!
В южной столице Казахстана прошел I Алматинский кинофестиваль. На церемонии открытия показали фильм Сергея Дворцевого “Айка” о молодой мигрантке из Кыргызстана, которая нелегально живет и работает в Москве. В личном разговоре режиссер сказал мне, что потрясен силой, энергией, самоотверженностью кыргызских женщин.
    Эти качества свойственны только им! И это помогает нации выдерживать любые испытания. Я призналась Дворцевому, что история его экранной Айки очень близка мне, поскольку сама в реальности пережила какие–то очень похожие ситуации. После просмотра фильма режиссер и актриса Самал Еслямова спросили меня: “Как?”. “Думала, будет легче”, — коротко ответила я.
    Маленькая хрупкая женщина в заснеженной Москве гонится за мечтой. Каждый раз ее ожидания получить гроши за тяжелую работу не оправдываются. Кажется, силы на исходе, вот–вот она рухнет обессиленная на землю и больше не встанет. Но нет! В ее миниатюрном теле огромная сила, и движет ею грандиозная мечта. Недаром своим хрустальным и одновременно стальным голосом она заявляет сестре по телефону: “Ты в мою жизнь не вмешивайся! У меня свои далеко идущие планы!”. В момент этого заявления Айка находится практически между жизнью и смертью: ослабевшая после родов, голодная, замерзшая, она хватается за любую черную работу. На ней висит кредит, а кредиторы следуют по пятам, угрожают зверски расправиться с родными.
    Кредит Айка взяла на родине, хотела открыть швейную мастерскую. Дело не задалось. Айка сбежала от кредиторов в Москву. Была изнасилована милиционером. Родив нежеланного ребенка, оставила его в роддоме, чтобы начать работать. Ведь деньги надо возвращать.
    В самый невыносимый момент девушка, кажется, сдалась. Она звонит кредиторам и заявляет, что денег нет и не будет, но есть новорожденный здоровый ребенок,
    которого она может отдать в оплату долгов.Айка возвращается в роддом, забирает громко плачущего ребенка. И вновь продолжается ее бег по заснеженной Москве теперь уже с младенцем на руках. Она забегает в подъезд многоэтажного дома, начинает кормить малыша. И мама, и сын чувствуют облегчение. Он наконец–то сыт. Она до этого момента вынуждена была просто сцеживать молоко.
    У Айки пробуждаются материнские чувства.На пресс–конференции в Алматы Сергей Дворцевой заметил: “Как рассказать историю девушки, которая вначале не хочет своего ребенка, а в конце картины ты видишь,
    что она уже никому его не отдаст?! Как за два часа убедить зрителя поверить в эту историю? Мы ни одного кадра не сняли просто так. Каждый сначала подвергался глубочайшему анализу. И надо было сделать так, чтобы эта кропотливая работа зрителю не была видна. Чтобы на экране он видел реальную жизнь”.
    Одна из алматинских журналисток, задавая вопрос, подчеркнула, что, на ее взгляд, “...фильм именно о кыргызской девушке и представляет жизнь именно кыргызских мигрантов в Москве”. Дворцевой ответил следующим образом: “Я хотел бы все–таки подчеркнуть: да, это история о кыргызской девушке. Да, это типичная московская история сегодняшнего дня. Эту параллельную жизнь мало кто знает. Мы окунулись в нее и можем сказать, что в реальности есть случаи похлеще. Я совсем не хочу сказать, что кыргызы, они вот такие неустроенные. Как–то судить их. Я вообще никого не хочу судить. Кыргызы такие же прекрасные люди, как все остальные. Я делал фильм не для того, чтобы показать, что кто–то лучше, кто–то хуже. Это жизнь. Сегодня у них такая ситуация, завтра она
    у других может возникнуть. Я с огромным уважением отношусь к кыргызам, узбекам и другим народам, которые живут в Москве. Это наши друзья. Мы с ними проводим массу времени. И об этом надо говорить и решать проблемы, чтобы люди не были такими бесправными, чтобы никто не мог схватить человека и вышвырнуть из страны. Конечно, они должны соблюдать определенные правила тоже. Но должны быть законы, которые помогут людям жить достойно. Наш фильм, конечно, отражает эту ситуацию. Но прежде всего он о человеке с большой буквы. Им может быть человек любой национальности. И я не хотел бы сужать тему фильма до социального аспекта. Наша картина о матери и о любви к ребенку”.

Гульбара ТОЛОМУШОВА, киновед, член Международной федерации кинопрессы.