Скандал

Битва за “Кадам”, или Почему продешевил ФГИ?

Как–то подозрительно тихо через фондовую биржу  ушел в частные руки этим летом госпакет акций АО “Кадам”. Около 15 процентов, принадлежащих Фонду госимущества, были проданы за смехотворную цену — 94,6 тысячи сомов.

Известие об этом повергло руководство предприятия в шок. И дело не в том, что обладателем госдоли стало ОсОО “Сару”, принадлежащее депутату Жогорку Кенеша Акбокону Таштанбекову, о славных деяниях которого “Вечерка” писала не раз. Впрочем, будь на его месте другой бизнесмен, шум подняли бы все равно. Слишком подозрительна сделка.
Первую попытку продать часть фабрики Фонд госимущества сделал два года назад — 8 мая в Торговом доме “Айчурек” прошел открытый аукцион. На торги были выставлены акции девяти предприятий. Список открывал “Кадам”. Стартовая цена ценных бумаг обувщиков уже тогда внушала уважение — почти 3,2 млн. сомов. Покупателя с такими деньгами не нашлось.
Через несколько месяцев ФГИ вновь пытается реализовать госпакет акций АО “Кадам”. За это время его цена увеличилась до 4,266 млн. сомов. Аукцион вновь не дал желаемого результата.
Однако сей факт вовсе не означал, что объект бесперспективен в плане экономического возрождения. Отечественные инвесторы таких денег либо не имели, либо не хотели выкладывать, выжидая, когда предприятие обанкротится. Чтобы потом за бесценок скупить его активы. А что до иностранцев, то они, по всей видимости, были не в курсе.
Но не все. Вскоре у фабрики появляется солидный инвестор — Европейский банк реконструкции и развития, который становится владельцем 35 процентов акций “Кадама”. С мая прошлого года начинает действовать их совместный проект — АОЗТ “Бистайл”.
С учетом финансовых вливаний цена каждой акции обувного предприятия сразу выросла. На момент реализации госпакета его стоимость составила 6,7 млн. сомов...
Откуда взялась потом смехотворная цифра — 94,6 тысячи сомов? Почему не миллион или хотя бы не сто тысяч? В АО “Кадам”, расположенном в самом центре столицы, сегодня одни ворота, наверное, стоят дороже.
Желание ФГИ расстаться с государственной собственностью было настолько велико, что его специалисты вытащили из архива документы семилетней давности. В 1993 году пакет акций стоил 94,6 тысячи сомов. Но в то время и речи не велось о его продаже.
Не надо быть большим знатоком, чтобы прийти к выводу — что–то здесь нечисто. Услуга, которую оказали сотрудники фонда покупателю, носит явно адресный характер. Видимо, кое–кому очень хотелось иметь в друзьях самого председателя комитета по экономической политике и предпринимательству ЗС Жогорку Кенеша А.Таштанбекова.
Акционеры АО “Кадам” гадать на этот счет не стали, а сразу же забили тревогу: написали в аппарат Президента, торага Законодательного собрания, генеральному прокурору. Ни от кого ответа пока не получили.
А между тем разгорается нешуточная борьба за обладание предприятием. Получив почти за бесценок лакомый кусок, ОсОО “Сару” на этом не остановилось. Оно начало массированную атаку на акционеров. Достав реестр, люди депутата стали засылать письма всем, кто в этом списке значится, ездить по домам, надоедать звонками, чтобы правдами и неправдами уговорить продать им акции или дать доверенность на голосование.
Цель — завладеть контрольным пакетом — оправдывает средства: скупщики обещают акционерам устроить их на хорошую должность, когда руководители “Сару” станут во главе фабрики. Неуступчивых, наоборот, грозят выгнать с работы. За одну акцию платят по 10 сомов. В листовках открыто пишется: “Спешите, нам необходимо только 30 тысяч акций АО “Кадам”.
Чтобы люди побыстрее расстались со своей собственностью, чтобы показать тщетность их надежд на лучшее, депутат делает все возможное для дестабилизации обстановки на фабрике. От имени недовольных инициируются проверки, которые следуют одна за другой.
Психологическая обработка на этом не заканчивается. Неизвестные звонят руководителям “Кадама” домой, угрожая, что на них будут заведены уголовные дела. Среди работающих распускаются слухи, будто их фабрика — банкрот.
Конечно, вдумчивый человек понимает: если при этом те, кто разносит слухи, почему–то скупает акции, то ценные бумаги должны стоить не десять сомов, а дороже. Но немало и обманутых.
В последнее время обеспокоенность этой нездоровой обстановкой высказывают иностранные инвесторы, вложившие средства в обувную фабрику.
Зато госорганы пока безмолвствуют. Но не всегда молчание — золото. Не мешало бы спросить с приватизаторов из ФГИ: как они прошляпили с госдолей АО “Кадам”? Почему бюджет недополучил 6,6 млн.сомов?
Л.ЛИ. 

Содержание номеравперёдНазад