Среда, 10 марта 2010 года. №40 (9955) 
   
Поиск по сайту  
 Сегодня в номере:  Имидж ничто, жажда - всё!

Блага блога
Дневник вице–премьера
Жидкая валюта
Эссе Эппу
А вы хотели бы завести виртуальный дневник?
Главная тема
Когда жареный петух клюнет
На Чекиева совершено покушение
Увы, наполеоновские планы Чекиев уже не осуществит.
Да будет свет
Городская черта
Облико морале Бишкеку поменяли
Да не парьтесь вы...
Команда зодчих в доме отчем
Имидж ничто, жажда - всё!
Чистой водицы дайте напиться
Непрошедшее прошлое
Сталин — это мы?
Правопорядок
Заварушка с вареньем
Попали в гипс
Убийственное гостеприимство
Поножовщина
Спорт-ракурс
Саша против Саши
Культур-мультур
ОРГАНичная музыка
Вау, каков Вао!
Заповедное поколение

Метеосводка по Бишкеку
 на 23.09.2022
атмос. давление 694 мм
относит. влажность 49 проц.
радиационный фон 24.09.2022 мкР/час

 на 6.49
восход 18.58 заход +14...+16
ночью +29...+31 днем 1

Учетный курс валют
 на 23.09.2022
81,93
81,97
1,321
0,1136
10,75



Чистой водицы дайте напиться
Кыргызстан богат водными ресурсами, и в то же время примерно треть населения хронически ощущает дефицит чистой питьевой воды. Более всего страдает без нее сельское население высокогорных районов, но достаточно серьезные проблемы наличествуют и в столице: cкажем, изнашивается централизованная водопроводная система. Каковы прогнозы на ближайшее будущее и перспективу? Послужит ли во благо недавнее повышение тарифов? Обсудить эту волнующую бишкекчан тему в “Вечерке” собрались главный инженер производственно–эксплуатационного управления “Бишкекводоканал” Владимир ИГНАТЕНКО, заместитель начальника техотдела Светлана ЖИЛЕНКО и начальник химико–бактериологической лаборатории этого же предприятия Людмила РОЖКОВА, начальник отдела контроля за охраной подземных вод Министерства природных ресурсов Галина ТОЛСТИХИНА, заместитель главного врача Центра санэпиднадзора Курманбек ОМУРАЛИЕВ, главный специалист Чуй–Бишкеского территориального управления охраны окружающей среды и развития лесных экосистем Татьяна БУРОВА.

Больше пессимизма, нежели оптимизма

“ВБ”: — В сельских регионах да и в столице время от времени наблюдаются вспышки различных инфекционных заболеваний. Всегда ли виновата некачественная вода? И почему только сейчас в парламенте обсуждают параметры общего технического регламента “О безопасности питьевой воды”?

ОМУРАЛИЕВ: — Прежде чем затронуть эти непростые вопросы, хотелось бы подчеркнуть следующее. Мы, кыргызстанцы, живем в раю. В недрах нашей страны отличной воды достаточно. Но плохо, что используем ее по–варварски. Это следует признать и повторять бессчетное количество раз каждый день и час, чтобы люди знали и помнили: вода — источник жизни. Ее надо беречь. Природные ресурсы прирастать не будут, напротив, они год от года уменьшаются.

ТОЛСТИХИНА: — Но существует же круговорот воды в природе, и его никто не отменял. Вода восполняемое полезное ископаемое.

ОМУРАЛИЕВ: — Позвольте заметить, что вы рассуждаете лишь с позиции гидрогеолога. Я же рассматриваю проблему шире. Если не каждый, то многие в летнюю пору уже сейчас на себе ощущают нехватку воды. Из–за того, что расходуется ее слишком много. Краны в иных квартирах редко когда закрываются. Ладно бы, жильцы душ почаще принимали, так ведь и арбузы охлаждают беспрестанно текущей водой. Разве это не варварское использование национального богатства?
    Что касается заразных болезней, то, разумеется, списывать все грехи на плохое качество H2O неправильно. Полно и других источников, где запросто можно подцепить какую–нибудь, грубо говоря, холеру.
    И все же вода — это нечто особенное. Так что за ней должен быть постоянный и неусыпный контроль. С этой целью и разработан общий техрегламент “О безопасности питьевой воды”.
    В данное время при проверке качества продукта руководствуемся ГОСТом “Источники централизованного хозяйственно–питьевого водоснабжения”. Этот документ для нашей лаборатории — закон. Контроль осуществляется по санитарно–химическим и микробиологическим показателям. Отклонения случаются, но, к счастью, незначительные.
    Несколько хуже ситуация в застройках вокруг центральной части города. Что понятно, поскольку централизованная канализационная сеть на них не распространяется. Там не оборудованы бойни, но скот забивают, и отходы разбрасывают где попало. Подобных нарушений полно, но застройщики зачастую не придают им значения.
    Население периодически пугают то птичьим, то свиным гриппом. Он будет или нет, а дизентерия — вот она. Иной человек, простите, по десять раз на день бегает в отхожее место и считает, что это нормально. Наплевательски относиться к собственному здоровью — вовсе не геройство, а полнейшее безобразие. Культуры людям не хватает, а просвещением сейчас никто не занимается, к сожалению.

РОЖКОВА: — Регламент находится в стадии обсуждения и согласования, но наша–то химико–бактериологическая лаборатория постоянно ведет наблюдения и контролирует качество питьевой воды. Причем в полном соответствии с так называемой рабочей программой на 2006–2010 годы, которая учитывает требования санитарных правил и норм (СанПиН).
    Только за минувший год отобрано 8924 пробы на спецсооружениях, в распределительной сети, в подпитывающих водоемах. Из них отклонения от нормативов показали 113 проб.

“ВБ”: — Чего тогда умиляемся, будто лучше нашей чистейшей и вкуснейшей воды на земле нет?

ИГНАТЕНКО: — Давайте не будем нагнетать страсти. Лично я готов хоть сейчас набрать кружку воды из–под крана в любой многоэтажке и выпить ее без малейшего опасения. Вообще я должен сказать, что нынешний мэр Нариман Тюлеев уделяет большое внимание не только проблемам водоснабжения, но и обеспечению качества питьевой воды.

ТОЛСТИХИНА: — А я поостерегусь экспериментировать на собственном здоровье в западной части города. И уж тем более в селе Пригородном. Положение там, на мой взгляд, просто катастрофическое. Но случилось сие не сегодня и не вчера, а лет так 15–20 назад.

“ВБ”: — Что за причины? Назовите самые распространенные.

ТОЛСТИХИНА: — Причины обусловлены интегральным фактором. Это, в частности, переток ранее интенсивно загрязненных подземных вод со стороны Орто–Алышского месторождения через западный проран, или, проще говоря, — провал, уклон. Отрицательно сказывается деятельность таких крупных промышленных предприятий, как бывший завод сельхозмашиностроения имени Фрунзе, АО “Ак–Марал”, авторемзавод “Уста”, а сейчас находящихся там коммерческих фирм. Относится сюда и железная дорога с ее подразделениями. Немалый урон нанесли в свое время животноводческие комплексы и сельхозобъекты, когда на их угодьях интенсивно применялись химические удобрения. Внесли не лучшую лепту садоводческие и дачные общества.
    Особо следует подчеркнуть негативное влияние частного сектора. Бытовая необустроенность пригородных сел Селекционного, Нижний Орок общеизвестна. Такая же картина и в новостройках “Арча–Бешик”, “Ак–Орго”, “Ак–Ордо” и других. Плюс антисанитария водоохранных зон по берегам рек, протекающих через город. Перечислять можно еще долго. В принципе все у всех на виду, ни для кого не является секретом. Однако же привыкли не обращать внимания, смирились с ситуацией.
    Загрязнение подземных вод распространяется в направлении с южной окраины на северную и охватывает всю западную часть города. Процесс прогрессирует. Да, вода в отдельных жилмассивах столицы еще не опасная, но уже не идеальная. Нет той чистоты, какая была в прежние времена, когда ее только начали добывать из глубинных недр.
    Вышесказанное подтверждают данные многолетних наблюдений и проведенного мониторинга. В некоторых источниках Ала–Арчинского месторождения отмечается превышение предельно допустимой концентрации (ПДК) по содержанию нитратов и хрома шестивалентного. В отдельных случаях — до 20 процентов. То и другое является результатом хозяйственной и антропогенной деятельности человека. Однако же если судить в целом, то картина с питьевой водой в нашем городе более или менее благополучная. В сравнении с сельскими регионами.

Запасы в недрах есть, да ума в головах нет

“ВБ”: — Давайте определимся. Та жидкость, которая сегодня течет из кранов, вполне пригодна для питья. Но в отдельных жилмассивах необходимо принять меры для ее “оздоровления”. Где и какие?

ИГНАТЕНКО: — Там, где в пробах воды обнаруживаются отклонения, меры предпринимаем незамедлительно. В нашем управлении сформированы промывочные бригады. Только за минувший год было прохлорировано и промыто 85 тупиковых линий и участков. В порядок приведено 116 точек распределительной сети. Выезды специалистов осуществлялись как по данным химбаклаборатории, так и по сигналам от населения.
    За теми участками, где произошел сбой, ведется ежемесячный, а при необходимости и еженедельный контроль. В летнюю пору временно приостанавливаем функционирование отдельных скважин и разбавляем воду из закольцованной общегородской системы. Это восстанавливает общий баланс.

ТОЛСТИХИНА: — Действительно, тут необходимо одно от другого отделить. Та вода, которая подается населению по централизованной системе, на сегодняшний день отвечает всем требованиям. За ее качество несет ответственность ПЭУ “Бишкекводоканал”. Но существуют ведь и другие водопользователи, претензии к которым вполне оправданны. Скажем, АО “Кыргызтемир”, АО “Уста”, ОсОО “Болот”, которые, несмотря на многочисленные предупреждения, продолжают как ни в чем не бывало травить своих потребителей водой, в которой содержание нитратов доходит до двух ПДК. А чем вредны нитраты? Они убивают красные кровяные тельца, что ведет к раку крови. Вот насколько опасно употреблять какую попало воду.

ОМУРАЛИЕВ: — Не соглашусь с тем, будто реакция во всех случаях происходит оперативно. Иначе бы нам в Центре санэпиднадзора не приходилось подталкивать эксплуатационщиков. Между тем за прошлый год было вынесено 39 постановлений в адрес “Бишкекводоканала”. В документах указывалось на необходимость срочной профилактической дезинфекции с последующей промывкой сетей и ремонтом неблагополучных участков.
    Дано также 15 санитарных предписаний по поводу неудовлетворительного содержания водозаборов и внутренних территорий. Однажды начальник водозаборных сооружений Сергей Дягилев даже был оштрафован. Эти факты красноречиво доказывают, что в обеспечении безопасности водопользования были и есть проблемы.

ИГНАТЕНКО: — По всем предъявленным предписаниям нами оперативно приняты меры по наведению порядка: промывка водоводов, хлорирование.

РОЖКОВА: — Имея столь огромное по размерам и разветвленное хозяйство, наверное, не обойтись без мелких огрехов и недоработок. И все же куда более серьезную опасность представляет следующее. ПЭУ “Бишкекводоканал” эксплуатирует лишь 164 скважины на Ала–Арчинском водозаборе и 114 — на Орто–Алышском. Это чуть больше половины из того, чем располагают столица и ближайший пригород. Остальные находятся в ведении других организаций. Вот за кем нужен глаз да глаз.

ТОЛСТИХИНА: — Правильно! Копнем глубже. Вообще–то, если уж быть точными, на обоих месторождениях пробурено 1407 скважин. Просто не все в действии. Но не о них речь. Мы обследовали 9 крупных промышленных объектов, в том числе АО “ТНК “Дастан”, АО “БМЗ”, АО “Кыргызтемир”, АО “Кыргызавтомаш”, ОсОО “Болот”. И пришли к выводу, что почти все они являются если не реальными, то потенциальными фигурантами загрязнения подземных вод.

ОМУРАЛИЕВ: — Почему? Мы имеем дело только с теми объектами, которые в ведении “Бишкекводоканала”, а предприятия не посещаем. У тех, что, никакой очистки не производится?

ТОЛСТИХИНА: — Отрицательное влияние непосредственно связано с их хозяйственной деятельностью. Возьмем для примера бывший завод имени Фрунзе. Когда–то этот машиностроительный гигант выпускал пресс–подборщики, а уже два десятка лет в производственных цехах чем только не занимаются. Одни изготовляют водку, другие перерабатывают вторсырье. Каждый стремится сделать продукции больше, продать ее выгоднее, но никто не озаботился состоянием очистных сооружений. Территория до безобразия загрязнена хромом, нефтепродуктами, прочими техническими маслами. И все это впитывается в почву, просачивается в глубинные водоносные слои.

БУРОВА: — Добавим сюда тысячи стационарных и летних ресторанов, иных торговых заведений. Далеко не все из них подведены к канализационной системе, следовательно, стоки просто разливаются по поверхности.
    Автозаправки. В Бишкеке 80 с лишним АЗС. Еще два десятка строится. Хотя город и без того уже изрядно ими перегружен. Сложилась неблагополучная экологическая обстановка. А если случится авария...
    Предлагаем в столице ввести мораторий на предоставление земельных участков под строительство АЗС. Очень хочется надеяться на то, что в мэрии и Бишкекглавархитектуре поддержат специалистов по охране окружающей среды.

ИГНАТЕНКО: — Мораторий, признаться, не помешал бы. Но бизнес есть бизнес, это налоги в казну, а столице нужно развиваться. Начать бы с малого — категорического запрета стихийных автомоек. Не всех подряд, без всякого разбору, надо же людям где–то зарабатывать на хлеб насущный. Да и услуги эти, как ни крути, востребованны. Делаю упор именно на стихийные, когда мойщики стоят с ведрами и тряпками возле водозаборных колонок и зазывают водителей автомашин. Это вопиющее безобразие, антисанитария. Ни предупреждения, ни денежные штрафы не могут остановить произвол. Вот поэтому мы настроены вообще убирать уличные колонки в тех жилмассивах, где налажено централизованное водообеспечение, и уже проводим такую работу. Не скрою, зачастую приходится вступать в конфликт с местным населением, привыкшим к безалаберности, но иного пути нет. Все мойки обязаны сбрасывать грязную воду в горканализацию. В противном случае данный вид бизнеса следует раз и навсегда прикрыть.
    В прошлом году мы передали в финполицию 39 дел, по которым возбуждены уголовные дела. А в отдельных случаях нарушители привлечены к административной ответственности.

БУРОВА: — Автомойки — наша непроходящая головная боль. Рейды устраиваем систематически. Наибольший эффект достигается лишь тогда, когда к проверочной бригаде подключаются представители “Бишкекводоканала”, РОВД, прокуратуры, санитарно–экологической инспекции при мэрии, Центра госсанэпиднадзора.
    Общими усилиями в минувшем году удалось произвести 193 отключения частников от питьевой воды, которая использовалась для мытья автотранспорта. Я сказала “удалось” потому, что результат не всегда очевиден. Как правило, в адрес проверяющих звучат угрозы, после чего вступает в силу “телефонное право”.
    У нас есть внушительный по численности список адресов с частными автомойками, владельцев которых мы предупреждали по 3–4 и более раз. Безуспешно! И только с десяток из них прекратили свое существование — по улицам Абдумомунова, Фрунзе, Осмонкула, Ремесленной, Шевченко. И то нет гарантии, что они попросту не передислоцировались на другое место.

Свалочный откорм животных

“ВБ”: — Скажите, кто недавно побывал с проверкой на загородной свалке? Это ли не средоточие и разносчик всяческой заразы?

ТОЛСТИХИНА: — Вот полюбопытствуйте: фотографии, которые сделаны на свалочном полигоне. (Пачка цветных изображений быстро расходится по рукам присутствующих за круглым столом. Многое понятно и без комментариев, тем более что ситуация профессионалам знакома. И все же...)
    Посмотрите на зловонную лужу, которую окружают горы отходов кожевенного производства. Жидкость, стекающая со шкур, темно–рыжего цвета. Явный признак того, что в ней содержится огромное количество хрома. Это продукт распада, крайне агрессивный. И среди всего этого — вы только представьте себе! — свиноводческий комплекс. Животные питаются тем, что под ногами. А мясо — на рынок.
    Почти аналогичная антисанитарная ситуация наблюдается время от времени поблизости Юго–Западного кладбища. А ведь на недопустимо близком расстоянии от захоронений построены жилые дома. Как можно было разрешать тут возводить строения?
    Непростительная ошибка состоит в том, что в столице до сих пор нет мусороперерабатывающего завода. Дренажные каналы в северной части города завалены мусором, и никто их не чистит. Рано или поздно все это непременно аукнется. Не при нынешнем поколении, так при последующих.

“ВБ”: — Получается, что более–менее в столице подконтрольны только сооружения “Бишкекводоканала”. Ситуация с качеством H2O отслеживается лишь отчасти — там, где на виду да что полегче. Есть ли надежда на то, что и более глобальные проблемы попадут в поле зрения?

ИГНАТЕНКО: — “Бишкекводоканал” и в самом деле проверяют со всех сторон. Ничего против не имеем. Обеспечение населения чистой безопасной питьевой водой — дело государственной важности. Поэтому наши службы круглосуточно на посту. Под особым контролем Васильевский водозабор. Признаюсь, скважина действительно очень старая и дает отклонения по нитратному загрязнению. В текущем году планируется пробурить на той площадке более глубокие скважины, которые исключат попадание нитратов.
    Но не все зависит только от наших специалистов. Обидно, что вода частично теряет свое качество непосредственно в распределительных сетях. Они изношенны, требуется замена. А это в рыночных условиях огромные затраты. Мы сделали расчеты и внесли предложение повысить тарифы. Депутаты Бишкекского горкенеша нас поддержали. Но и этих средств крайне недостаточно, потому что слишком много полагается исправить и заменить. Их хватит разве что на оплату за электроэнергию, которая подорожала в два раза.

“ВБ”: — На подходе финансовая помощь из–за рубежа. Ведь так?

ИГНАТЕНКО: — Будет здорово, если во втором квартале текущего года к нам поступят деньги по проекту Европейского банка реконструкции и развития. Правительство пообещало выделить столичной мэрии кредит в сумме 5,5 миллиона евро целенаправленно на улучшение водоснабжения. Надеемся и на грант от Швейцарии — 5,7 миллиона евро.

ЖИЛЕНКО: — Сейчас решаем, куда в первую очередь направить средства. Протяженность водопровода без малого 1300 километров. Почти все нуждается в срочном обновлении. А еще нужно заменить хотя бы часть дозаторов, пополнить автопарк специализированной техники.

ИГНАТЕНКО: — Также предусмотрено перебуривание 30 артезианских скважин, которые уже не отвечают техническим и санитарным требованиям. Хотим заменить погружные насосы на менее энергоемкие.

“ВБ”: — Про счетчики забыли, или их и не планируете устанавливать?

ЖИЛЕНКО: — И на приборы учета, конечно, тоже направим часть донорских средств. Предполагается закупить и установить 16 тысяч индивидуальных счетчиков с карточками предоплаты. В порядке социальной поддержки малообеспеченным гражданам. Это только первый этап. Если кредит пойдет нормально, то прибудет и второй транш.

ТОЛСТИХИНА: — Гранты грантами, но сколько бы денег ни давали, все будет мало. Считаю, что каждый водопользователь лично сам обязан проникнуться ответственностью, научиться экономно расходовать природные ресурсы.
    Я работаю в системе охраны подземных вод уже 35 лет. Негативной информации накопилось столько, что порой охватывает отчаяние. Почти ничего к лучшему не меняется, а, наоборот, становится год от года хуже. Относится это прежде всего к бывшим промышленным тяжеловесам — кожзаводу “ОККО”, заводу Фрунзе. Эти предприятия кожевенно–сырьевые или имеют в технологических циклах гальванические производства. Их промплощади, где применяется хромовый реагент, — прямой поставщик загрязнения подземных вод, поскольку абсолютно не соблюдаются правила хранения и использования этого высокотоксичного и агрессивного химиката. При этом локальные очистные сооружения зачастую не работают. Или их включают эпизодически, по мере накопления промстоков. Поэтому эффект невелик.

ИГНАТЕНКО: — Согласен, локальные работают плохо. Но еще хуже то, что в окрестностях столицы отсутствует полигон для захоронения токсичных отходов. Следовательно, ту грязь, которую задержали на локальных очистных сооружениях, вывозить попросту некуда.

На поклон к прокурору. А смысл?

РОЖКОВА: — Не меньшую опасность представляет новомодный частный сектор. Повсюду среди старых домостроений поднимаются роскошные особняки. Некоторые почти вплотную примыкают к городским водозаборам: “Матросова”, “Кропоткина”, “Таксомоторная”, “Киркомстром”, “Северный”, “Северо–Восточный”.
    Когда проекты застройки приносят на согласование в “Бишкекводоканал”, людей предупреждают о необходимости выполнить работы по обустройству сточных вод. Однако же большинство новозастройщиков никак не реагирует. Припоминается лишь один положительный момент — на улице Матросова. Обитатели здешних апартаментов наконец–то озаботились собственным здоровьем, подключили свои особняки к централизованной городской канализации. Но это почти единичный пример.

ИГНАТЕНКО: — Мы не препятствуем и не ограничиваем такие подключения. Наоборот, приветствуем. Плата за разрешение невелика, она не идет ни в какое сравнение с охраной здоровья.

ТОЛСТИХИНА: — А как быть полсотне новостроек? Ведь даже в тех, которые появились на карте города два десятка лет назад, до сих пор отсутствует канализационная сеть. Между тем поселения расширяются и разрастаются, присоединяя новые участки. Еще быстрее того увеличивается ареал антисанитарии.
    Хозяйственно–бытовые стоки новых жилмассивов, частных бань и саун, бесчисленных автомоек и пунктов общественного питания сбрасываются в арычную сеть и поглощающие колодцы. А дальше неизбежно следует фильтрация в зону аэрации водоносного горизонта с последующим его загрязнением. Максимальный урон природе наносят объекты, расположенные в зоне безнапорных и сравнительно неглубоко (до 50 метров) залегающих подземных вод. Это южные жилмассивы, в частности “Ак–Орго”, “Ак–Ордо”, “Кок– Жар”. Мы сами себе постепенно, день за днем отравляем жизнь. Сначала почву и воду, затем собственное здоровье.

ОМУРАЛИЕВ: — Да, необустроенность жилмассивов — это грозное предупреждение. В прошлом году в нашей лаборатории было сделано 407 проб питьевой воды в окружении центра. 12 из них показали наличие микроорганизмов, вызывающих острые кишечные расстройства. Предрасположенность к возникновению инфекций обнаружена, в частности, в новостройках “Ак–Босого”, “Колмо”. В северной части столицы, как известно, грунтовые воды находятся близко к поверхности, что в значительной степени провоцирует загрязнение почвы, водоносного слоя.

ИГНАТЕНКО: — За последние годы мы приняли на баланс немало километров трубопровода, проложенного в новостройках. Воду там проводили под патронатом общественно–государственного управления капитального строительства мэрии, а после было выявлено множество накладок. Но сейчас наведен порядок. Все, что требовалось, промыто и продезинфицировано. Пожалуйста, пользуйтесь чистой питьевой водой. Но и берегите ее.

БУРОВА: — Преступно рассчитывать на то, будто на наш век ее хватит. А что останется нашим детям, внукам?
    Не знаю, о чем думают те граждане, которые систематически захламляют всевозможными отбросами водоохраняемые зоны наших рек Ала–Арча и Аламедин. Берега по сути превращены в свалку промотходов и бытового мусора. А ведь поблизости находятся водозаборы “Северо–Восточный”, “Запад–2”, “Сельский”, “Юго–Запад”.

ТОЛСТИХИНА: — Есть, на мой взгляд, над чем подумать и правительству, депутатам. Зеленый свет бизнесу дали, и, по сути, вывели его из–под государственного контроля. Ведь сейчас какой порядок? Прежде чем отправиться с проверкой, нужно доложить прокурору, получить разрешение. Мы не имеем права даже оперативно расследовать сигнал от общественности. Нет, только через прокуратуру. Вот иные фирмачи и творят безнаказанно произвол, а страдать в конечном итоге будет население.
    Мы в Министерстве природных ресурсов находимся на государственной службе, однако же порой не имеем возможности исполнять должностные обязанности. В той мере, в какой от нас требует действующее законодательство. Ведь доходит до того, что в иных структурах нас даже не пускают на территорию. Предъявляем предпринимателям инспекторское удостоверение, а в ответ слышим: низ–з–зя, частная собственность. Замечательно, говорим, но в таком случае будьте добры уважать и соблюдать законы.
    Хотя не вижу ничего страшного для законопослушных предпринимателей в том, чтобы спокойно пообщаться с инспектором, пришедшим всего лишь взять пробу на анализ. Нечего бояться, если ничего не нарушаешь. Ну а коль не все гладко, надо просто выслушать рекомендации специалистов и исправить ситуацию.

ЖИЛЕНКО: — Да, с законопослушанием в нашем обществе, мягко говоря, не очень. Как и с культурой, воспитанием. По–моему, в этом плане сильно недорабатывают все: родители, детсад, школа. Детям необходимо рассказывать в доступной форме, как тяжело добываются вода, электроэнергия, другие ресурсы, почему их нужно экономить и беречь.

ОМУРАЛИЕВ: — Скоро разговор о качестве водоснабжения столицы по нашей инициативе состоится на заседании многосекторального комитета при мэрии. Обсудим, что необходимо предпринять для того, чтобы у всех бишкекчан столицы была в наличии чистая и безопасная вода. И как привлечь к ответственности тех, кто вольно или невольно нарушает правила водопользования.

Каков тампонаж, таков литраж

Чтобы обеспечить сохранность подземных вод и уберечь их от истощения и загрязнения, специалисты советуют выполнить комплекс предупредительных мероприятий:
    периодически проводить мониторинг их состояния, дабы иметь перед собой реальную картину и оперативно принять необходимые меры;
    внедрить проект зонного водоснабжения и выполнить тампонаж, то есть ликвидировать вышедшие из строя и непригодные к дальнейшей эксплуатации скважины;
    предусмотреть надежную цементацию кондукторов и затрубного пространства для гидроизоляции верхнего загрязненного интервала водоносного горизонта на вновь строящихся скважинах;
    не нарушать ярусное использование водоносного горизонта;
    категорически запретить эксплуатацию ведомственных, одиночных доцентрализованных водозаборов, а также проектирование и бурение новых скважин без учета существующей схемы загрязнения подземных вод Ала– Арчинского месторождения;
    разработать программу по консервации или ликвидации старых, неглубоких и небольших водозаборов (типа “Васильева”, “Белинского”, “Усенбаева”) в пределах выявленного ареала загрязнения почвы нитратами и хромом;
    реконструировать и расширить канализационные коллекторы с учетом растущих потребностей населения;
    обязать администрацию крупных промышленных предприятий провести ревизию собственных сооружений предварительной очистки стоков, станций нейтрализации, накопителей и коллекторов на предмет их надежной гидроизоляции и устранить утечки;
    не давать разрешения на строительство всех без исключения объектов на площади месторождений без выполнения соответствующих охранных действий и решения вопроса об обеспечении их канализацией. Особенно это касается юго– восточной части города и жилмассивов “Арча–Бешик” и “Ак–Ордо”;
    ввести в строй пробуренные в разных жилмассивах скважины для полива зеленых насаждений, что будет способствовать откачиванию загрязненной воды из верхних слоев почвы;
    обеспечить естественное течение поверхностных водотоков — рек Ала–Арча и Аламедин, а на участке Орто–Алышских головных сооружений — искусственное восполнение запасов подземных вод за счет ее инфильтрации из бассейнов–накопителей;
    обязать сельские управы в Пригородном и Маевке пробурить новые водозаборы взамен устаревших и небезопасных;
    рекомендовать жителям частного сектора сооружать выгребные ямы с обязательной откачкой стоков и вывозом их на сливную станцию в селе Пригородном.
Зинаида СОРОКИНА.
Фото Надежды ХОХЛОВОЙ.

Версия для печати
К содержанию номера
На главную страницу
О нас
Контакты
Обратная связь
Гороскоп
Реклама

Архив ВБ
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Реклама
Рейтинг
Реклама
Designed by: Axenov Vyacheslav
Programmed by: Voevodin Ilya
© 1974-2020 ЗАО "Издательский дом “Вечерний Бишкек”