№179 (10335)
Среда, 9 ноября 2011 года

авторитетно
Эрозия единства
Александр ЖУРАВСКИЙ, директор департамента межнациональных отношений Министерства регионального развития РФ:
    — Когда западноевропейские лидеры ряда крупных государств говорят о том, что наступил кризис мультикультурализма, с ними можно согласиться. Западное понимание культурализма действительно зашло в тупик. У нас же очень удивительным образом возникшая синтетическая цивилизация вобрала в себя различные культурные коды без ассимиляции. Это сложно складывающаяся история страны, которая знала и мирное, и военное присоединение территорий, но после этого не следовало ни геноцидов, ни этнических чисток, ни того, что приводило к утрате этничности или религиозной веры тех народов, которые входили в состав России.
    К нам нередко приезжают западные эксперты, чтобы научить нас, как работать с национальными меньшинствами. А потом выясняется, что, например, в скандинавских странах, откуда родом эти эксперты, закон, регулирующий права нацменьшинств, был издан только в прошлом году. И что в ряде европейских стран, включая скандинавские, вплоть до 50–х годов прошлого столетия применялась принудительная стерилизация цыган. Проблема многих западноевропейских стран в том, что вновь приезжающие этнические и религиозные культурные сообщества воспринимались как мигранты, и поэтому интеграция сводилась к полной ассимиляции, а значит, к утрате своей культурной традиции. Чего не было в нашей российской действительности, за редким исключением.
    У каждого человека есть иерархия идентичности. В вас может быть всего 5 процентов какой–то крови, но вы ощущаете принадлежность именно к этому этносу. Есть метисы со смешанной идентичностью. Такие люди могут так до конца жизни и не ответить, кто они по нации, потому что в них совместились разные культуры. Один скажет: “Я человек Востока”, другой: “Я человек мира”.
    А иногда получается, что клановые, родовые, этнические, религиозные маркеры оказываются важнее, чем гражданские. И появляется ментальная дистанция. Например, во время последней переписи населения многие записались как казаки или сибиряки. Хотя таких этносов не существует. Отсутствие осознания гражданского единства в значительной степени привело к распаду советского общества. Не было ощущения, что мы все едины. Произошла эрозия ощущения единства. И сейчас мы снова стоим перед серьезной дилеммой: кто мы?

Амалия БЕНЛИЯН.
Фото автора.