Вторник, 10 января 2012 года. №3 (10367) 
   
Поиск по сайту  
 Сегодня в номере:  Психофактор

Энерджайзер: золотое кольцо
С соседями надо дружить. Но не зависеть от них
ТВЕА — мировой лидер
Банки нам помогут
Психофактор
«Мне очень плохо»
И к гадалке не ходи
При необходимости к кому вы обратитесь за помощью — к психотерапевту или целителю?
КАДРиль
Оптимизация без оптимизма
Подробности
Депутат хочет сделать своего зятя главой ГСИН?
Новый спикер не летал в Дубай
И контрольный в голову
Судный день
Эх, Фемида: кому сказать спасибо, что уже почти не жива?
Быть иои добыть
Алтын на ветер
ВАКцина против плагиата
Госбезопасность
ОДКБ раскрывает свои тайны
Диаспора
Мы увлеклись культурой в ущерб экономике
Местная власть
Есть ли жизнь в регионах?
Социум
Оптимистка
Из Криенса в Петровку — с любовью и добром
Спорт-ракурс
Футзал объединяющий
Уроки чемпиона
Зона беды
Венец — банде конец
Огонь без пощады
Так убивали старушку
Стоп, снято!
Что наша жизнь? Игра!
Культурный слой
«Байчечекей» справляет юбилей! Лишь бы не последний
«Щелкунчик» возвращается
ЗаШУГАли
Снова взялись за Ошский рынок

Метеосводка по Бишкеку
 на 18.06.2021
атмос. давление 691 мм
относит. влажность 36 проц.
радиационный фон 19.06.2021 мкР/час

 на 5.22
восход 20.43 заход +18...+20
ночью +32...+34 днем 1

Учетный курс валют
 на 18.06.2021
84,37
100,74
1,160
0,1896
12,40


отделение связи
При необходимости к кому вы обратитесь за помощью — к психотерапевту или целителю?
Бахадыр Бебезов, доктор медицинских наук, профессор:
    — Конечно, к психотерапевту, который с профессиональной точки зрения объяснит, что со мной происходит. У целителей и разного рода гадалок один диагноз: либо сглазили, либо порчу навели, а потому надо снять ее или прогнать вселившегося в душу беса. А у человека депрессия. (Ведь сейчас от 20 до 30 процентов горожан страдают ею.) Он серьезно болен, его срочно лечить надо, а ему будут глупости рассказывать. А вообще, на мой взгляд, важно иметь какое–то хобби. Увлеченность чем–то очень психологически помогает.

Татьяна Смелянец, домком:
    — Только к близким родственникам — к маме, сестре, мужу. Не доверяю я почему–то психологам. И никогда, слава богу, мне к ним не доводилось обращаться.

Уланбек Джокаев, проектировщик “Кыргызгипростроя”:
    — Знаете, если так категорично подходить, что все целители — шарлатаны, то тогда ясновидящей Ванге надо было запретить предсказывать и лечить. Мы с женой, будучи на грани развода, несколько раз ходили к психотерапевту. Когда слушали его, вроде было понятно, из–за чего наши проблемы, а через день–другой все начиналось снова — упреки, раздражение, словно никуда не ходили. Многое, наверное, зависит от самого человека.

Жылдыз Темирбекова, менеджер ОсОО “Маркетинг–сервис”:
    — Служба психологической помощи у нас поставлена очень плохо. Спросите любого телефон этой службы, никто не знает его. А если человеку позарез нужно с кем–то поговорить?! Не случайно же, насколько я знаю, перед самоубийством люди звонят кому–то, а не дозвонившись, оставляют записки, перед тем как совершить суицид. Кстати, количество самоубийств в стране растет. И это еще раз подтверждает, что психотерапевтическая и психологическая служба в городе никакая.

Марина Путилова, студентка БГУ:
    — Мой психолог — моя подруга. Она умеет слушать. Бывало, жить не хотелось, а излила ей душу, выговорилась, и стало легче. Главное в жизни, я поняла — иметь друзей, точнее, верных друга или подругу.

Айнура Орозбекова, эксперт общественного фонда:
    — Любой человек, который обращается за помощью к психотерапевту, знахарю, парапсихологу и прочим, не застрахован, что не попадет к шарлатану, после консультации у которого пойдет и, например, наглотается таблеток. К сожалению, в ситуации с психологической помощью диплом специалиста не дает гарантии качества. В последние годы появилось много различных учебных заведений, занимающихся подготовкой психологов. А потому, на мой взгляд, если человеку комфортно общаться с целителем ли, психологом ли, так на здоровье.

Асанбек ТОКТОМУШЕВ, профессор:
    — Я, как представитель официальной медицины, конечно же, обращусь к психологу. Хотя в их роли могут быть сами пациенты. При поступлении в онкоцентр мы не всегда говорим правду человеку о его диагнозе. Но он и сам догадывается, а потому подавлен и испуган. Общаясь же с другими пациентами, которые перенесли операцию пять, десять лет назад, он видит, что жизнь–то не кончается. Значит, нужно бороться за нее. Перед таким психологическим воздействием бессильны экстрасенсы и даже, пожалуй, психотерапевты.
Нина НИЧИПОРОВА.

Версия для печати
К содержанию номера
На главную страницу
О нас
Контакты
Обратная связь
Гороскоп
Реклама

Архив ВБ
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Реклама
Рейтинг
Реклама
Designed by: Axenov Vyacheslav
Programmed by: Voevodin Ilya
© 1974-2020 ЗАО "Издательский дом “Вечерний Бишкек”