Вторник, 10 января 2012 года. №3 (10367) 
   
Поиск по сайту  
 Сегодня в номере:  Судный день

Энерджайзер: золотое кольцо
С соседями надо дружить. Но не зависеть от них
ТВЕА — мировой лидер
Банки нам помогут
Психофактор
«Мне очень плохо»
И к гадалке не ходи
При необходимости к кому вы обратитесь за помощью — к психотерапевту или целителю?
КАДРиль
Оптимизация без оптимизма
Подробности
Депутат хочет сделать своего зятя главой ГСИН?
Новый спикер не летал в Дубай
И контрольный в голову
Судный день
Эх, Фемида: кому сказать спасибо, что уже почти не жива?
Быть иои добыть
Алтын на ветер
ВАКцина против плагиата
Госбезопасность
ОДКБ раскрывает свои тайны
Диаспора
Мы увлеклись культурой в ущерб экономике
Местная власть
Есть ли жизнь в регионах?
Социум
Оптимистка
Из Криенса в Петровку — с любовью и добром
Спорт-ракурс
Футзал объединяющий
Уроки чемпиона
Зона беды
Венец — банде конец
Огонь без пощады
Так убивали старушку
Стоп, снято!
Что наша жизнь? Игра!
Культурный слой
«Байчечекей» справляет юбилей! Лишь бы не последний
«Щелкунчик» возвращается
ЗаШУГАли
Снова взялись за Ошский рынок

Метеосводка по Бишкеку
 на 18.06.2021
атмос. давление 691 мм
относит. влажность 36 проц.
радиационный фон 19.06.2021 мкР/час

 на 5.22
восход 20.43 заход +18...+20
ночью +32...+34 днем 1

Учетный курс валют
 на 18.06.2021
84,37
100,74
1,160
0,1896
12,40


вместо некролога
Эх, Фемида: кому сказать спасибо, что уже почти не жива?
Прошлый год был полон скандалов, противостояния, постоянного прессинга судебной ветви власти. Две другие “ветки” — законодательная и исполнительная — изгалялись над нею как могли. С помощью постреволюционных движений, состоящих из “апрельских” героев, потерпевших, их родственников и просто неадекватных профессиональных пикетчиков–демонстраторов, была заявлена и законодательно продвинута идея о полной люстрации судейского корпуса, то бишь изгнания всех судей, работавших при Бакиеве. Независимо от того, действительно виновен ли конкретно каждый из них в коррупции, взяточничестве и тем более в пособничестве “преступным действиям и указаниям бакиевского режима” или нет.

Под дудку завсегдатаев площадей
    По–революционному, с размахом осудили всех оптом. Как–то сначала незаметно, но потом всеобъемлюще была продавлена теория о том, что чуть ли не единственной причиной апрельского восстания были именно решения коррупционной Фемиды эпохи кланового правления. Сразу после кровавого апреля судей “отстреливала” специальная рабочая комиссия Генпрокуратуры, вдохновляемая “бульдозером революции” Азимбеком Бекназаровым, работающая по принципу военного трибунала.
    Затем за дело взялись народные комиссии, состоящие из неведомых миру общественных юристов, которые тоже выносили свои вердикты о деятельности того или иного судьи. А потом люстраторские пикеты вывешивали списки обвиненных толпой в коррупции служителей Фемиды на заборе “Белого дома” и орали в мегафоны “Кетсин!”.
    И все — президент переходного периода, парламент, люстраторские движения — дудели в одну дуду: нам нужно новое, честное, чистое правосудие. Вроде бы да, правильно, необходимо, кто бы спорил. Вопрос в другом. Почему это делается незаконными, неконституционными методами? Отчего все время возникает ощущение какого–то представления, колоссальной всенародной манипуляции?
    Но сейчас стало уже понятно всем: это у революционеров, пришедших к власти, как ни крути, неконституционным путем, борьба с “прогнившей Фемидой” стала отвлекающим маневром, красной тряпкой для толпы. Как будто в тот день, когда судейские кресла займут другие люди в черных мантиях, все волшебным образом изменится и народ наконец поверит, что апрельский переворот был организован и осуществлен в его интересах.
    А теперь, когда пришло время подбивать бабки, выявляются прямо–таки убийственные обстоятельства, которые свидетельствуют только об одном: общими усилиями что было революционеры развалили, а создать новое пока не способны.

Как после козлодрания
    С вершины ушедшего года открывается страшноватая картинка. Не новая, но, когда все соберешь в кучу, впечатляет. Конституционного суда, разогнанного по личной инициативе Бекназарова, нет. Ладно, постановили: пусть будет Конституционная палата при Верховном суде, решающая те же вопросы, а именно: определяющая правовую политику государства и соответствие законов Конституции. По закону, утвержденному парламентом, КП должна была быть сформирована еще до выборов президента. Но сделать этого так и не смогли. Сейчас не будем вдаваться в подробности, кто не смог и почему, в них можно, как в болоте, утонуть. Факт тот, что впервые главу государства избирали без конституционного ока. Был создан прецедент нарушения уже нового закона на государственном уровне. И ничего, никто не был потрясен, восприняли как должное.
    Чтобы набрать новых вершителей правосудия, избрали неведомый прежде орган — Совет по отбору судей, причем по закону, утвержденному опять же парламентом и президентом. Большинство в этом совете стали ставленники парламентских партий. Однако отобранные ими кандидатуры в Верховный суд и Конституционную палату забраковала президент, на этом дело опять встало. К тому же выяснилось, что существуют противоречия в законах, которые не дают сделать процесс смены всех судей легитимным. Президент Отунбаева и парламент со страшными обвинениями в адрес друг друга разошлись в этом вопросе как в море корабли. Отунбаева требовала цивилизованного подхода — сначала устранить правовые коллизии, а потом уже продолжать смену состава судейского корпуса. Парламент, напротив, желал продолжать революцию — что для него какие–то нестыковки в законах, он до сих пор не нашел время утвердить необходимые поправки. Главное — быстро–быстро поменять всех на всех.
    Пока продолжалось противостояние, выяснилось, что кыргызскому правосудию угрожает коллапс — в конце декабря ушедшего года у 79 служителей Фемиды кончился срок полномочий. Треть состава потеряла право выносить вердикты. Надо было уже тогда срочно решать этот вопрос. Или объявлять конкурс по отбору судей в местные суды, а это более 350 мест. Или отдельным законопроектом продлевать сроки полномочий судей — при условии безупречности их работы.
    И опять возникла тупиковая ситуация. Прежде послушный Совет по отбору судей взбунтовался и отказался объявлять конкурс, пока парламент не приведет в соответствие законы, регулирующие этот процесс. Но до сегодняшнего дня Жогорку Кенешу и вновь избранному президенту было не до Фемиды — решали важнейший вопрос раздачи портфелей и дележа полномочий. Таким образом, ни сроки не продлили, ни правовые коллизии не устранили. И к новому, 2012 году республика пришла с правосудием, которое больше напоминает результат кыргызской народной игры кок–бору — козлодрание, чем способный к жизнедеятельности организм.
    Искать виновных в создавшейся ситуации нет нужды — они все названы и известны. Вот только непонятно, к кому апеллировать, чтобы волынщики понесли ответственность за содеянное и наконец осознали, насколько опасна для них самих судебная катастрофа.

Панихида по независимости
    Все вышеперечисленные манипуляции с третьей ветвью власти пока дали только один результат: нанесен термоядерный удар по самому главному принципу правосудия — независимости его служителей. Сейчас на вершителей судеб в черных мантиях давят все кому не лень: толпа с мегафонами, парламентарии с комитетом по судебно–правовым вопросам, народное “ополчение”, исповедующее люстрацию как стиль жизни. Для того чтобы опять попасть в систему, сесть на “вакантное” место, сегодня судья должен естественно оглядываться на требования и желания всех тех, от кого зависит утверждение его кандидатуры, — на бесконечные ряды парламентариев, аппарат президента и его самого, Совет по отбору судей. И так будет до тех пор, пока не появится прозрачный, всем понятный, единообразный принцип отбора, тестирование, которое не позволит пройти конкурс необразованным и не знающим законы юристам.
    Простые, казалось бы, вещи, но в сегодняшней ситуации, когда все политические силы жаждут контролировать Фемиду, держать ее в страхе и зависимости, процесс осложняется до чрезвычайности.
    Основа нынешней судебной революции — объявление всех судейских мест вакантными — однозначно незаконна. Как бы законодатели ни крутили — ни вертели законами и поправками к ним, все это противоречит незыблемым международным стандартам, которые провозглашают право судьи осуществлять свои полномочия до законного истечения срока. Независимо от того, какая власть приходит или уходит.
    Сейчас же все строится на политической конъюнктуре. Еще официально не утвержденный новый председатель парламентского комитета по судебно–правовым вопросам Токтогул Туманов под занавес уходящего года заявил: “Прежде всего надо разобраться с Советом по отбору судей”. По мнению эсдека Туманова, ни для кого не секрет, что в совет вошли личности, которые не отличаются личной безупречностью. “Их надо переизбирать, чтобы обновить работу совета. Какими путями мы будем это делать, решим совместно с членами комитета”, — разоткровенничался тогда нардеп. Вот так они все и делают — устраивают междусобойчики и что–то там решают вопреки законам и здравому смыслу.
    Широкой общественности, к примеру, как раз таки ничего не известно о небезупречности членов совета — не было представлено никаких документов или результатов официальных разбирательств по этому поводу. Наоборот, эксперты утверждают, что никаких законных оснований для расформирования совета нет.
    Да, изначально было много претензий к самому Закону “О Совете по отбору судей”, принципам его формирования. Почему, к примеру, большая часть членов совета должна представляться парламентскими партиями, ведь это установление недопустимой зависимости от нардепов? А теперь нам говорят, что люди, которых они привели в совет, небезупречны. И только потому, что так считает сам Туманов. Бардак необходимо устранить. Но кому это по плечу — вопрос, на который пока нет ответа.

Ни глотка свободы и справедливости
    Чего же ждать от Фемиды, оказавшейся в таком положении?
    Международные наблюдатели ошибкой кыргызского правосудия называют вердикт Верховного суда по самому резонансному в 2011 году делу правозащитника Азимжана Аскарова. Как известно, высшая судебная инстанция оставила в силе решение о его пожизненном лишении свободы. Это вызвало крайне негативную реакцию адвокатов, правозащитников, иностранных посольств, крупнейших международных организаций, ведущих кыргызстанских СМИ. Защитники Азимжана Аскарова утверждают: его личная вина не доказана, к нему применялись пытки и издевательства во время следствия. Все его преступление в том, что он узбек, да еще правозащитник, долгие годы боровшийся с милицейским произволом.
    Теперь Верховный суд вынужден пойти на беспрецедентный шаг — через пресс–службу объяснять свою позицию. Из изложенного в пресс–релизе можно сделать только один вывод. Высшая судебная инстанция Кыргызстана считает абсолютно доказанным, что именно Азимжан Аскаров 12 и 13 июня 2010 года призывал к насилию, разжигал межнациональную рознь, оскорблял кыргызов. Он же, по данным суда, 13 июня призывал к захвату в заложники начальника милиции и убийству остальных милиционеров. Кыргызская Фемида считает доказанным, что именно во исполнение этих преступных указаний был с особой жесткостью убит участковый инспектор Сулайманов. Утверждается также, что это подтвердили не только потерпевшие, но и другие осужденные, которые якобы подчинялись указаниям Аскарова.
    Что же касается пыток — ни МВД, ни Генеральная прокуратура не подтвердили факт их применения. Хотя это уже не лезет ни в какие ворота — все видели фотографии избитого Аскарова и спорить по этому поводу не приходится.
    Но тем не менее Верховный суд официально заявляет, что “уголовное дело в отношении Аскарова рассмотрено судами республики в строгом соответствии с требованиями закона, никакой этнической подоплеки и предопределенности нет. Азимжан Аскаров осужден исключительно за совершение особо тяжкого преступления. А все сведения о необъективном и предвзятом рассмотрении судами уголовных дел в отношении лиц нетитульной нации, в частности Аскарова, являются несостоятельными и необоснованными”.
    Как к этому относиться? Хотелось бы верить, что изложенное — правда, но, учитывая все сложности политической и общественной ситуации, сомнения остаются. Хотя бы потому, что существует негласная тенденция обвинения в происшедшем на юге в июне представителей именно узбекской диаспоры. И очень подозрительным является то обстоятельство, что Верховный суд отказал в ходатайстве защитников Аскарова, которые просили предоставить ему право выступить на заседании коллегии. Почему–то свидетели обвинения, потерпевшие присутствуют в полном составе, дают показания, обличают подсудимых, а Азимжану Аскарову, в споре о деле которого сломано столько юридических копий, о котором говорят по всему миру, нельзя. Или наша Фемида элементарно испугалась того, что мог бы рассказать Аскаров, какое произвести впечатление на представителей международных организаций, которые присутствовали на заседаниях ВС? Или того, что не смогут остановить потерпевших, если они пожелают прикончить узбекского правозащитника прямо на месте?
    Как глотка свежего воздуха больше всего хочется правды и справедливости, которые всегда стоят выше кровной мести и этнической ненависти. У нас так вздохнуть не получается.
Ольга ДЯДЮЧЕНКО.
Коллаж Романа БЯХОВА.

Версия для печати
К содержанию номера
На главную страницу
О нас
Контакты
Обратная связь
Гороскоп
Реклама

Архив ВБ
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Реклама
Рейтинг
Реклама
Designed by: Axenov Vyacheslav
Programmed by: Voevodin Ilya
© 1974-2020 ЗАО "Издательский дом “Вечерний Бишкек”