№36 (10747)
Пятница, 28 марта 2014 года

между нами, женщинами
Грудную боль — долой
Наконец–то повезло и кыргызстанкам: впервые в нашей стране в Оше и Бишкеке установлены цифровые маммографы для определения рака молочной железы.
    Директор центра маммологии Национального центра онкологии Дамир Абдылдаев бился за них лет десять не меньше и, когда окончательно понял, что ждать милости от государства, у которого на здоровье своих граждан денег никогда не хватает, бесполезно, написал проекты по оснащению центра в турецкий фонд Tiko и в посольство Японии в КР. И вот свершилось: Tiko поставил два цифровых маммографа и навороченный ультразвуковой аппарат, посольство Японии — еще один цифровой маммограф. И не по принципу: нате вам, боже, что нам негоже, а новенькие.
    — Среди онкологических заболеваний у кыргызстанок рак молочной железы занимает первое место, как, впрочем, и во всем мире. Около 600 женщин ежегодно заболевают, по крайней мере у такого количества впервые выявляется этот недуг, и около 250 ежегодно умирают от этой болезни. У 43 процентов обращающихся к нам женщин выявляется рак третьей и четвертой степени, то есть почти половина приходит с уже запущенной болезнью, — говорит профессор Дамир Абдылдаев.
    — Основная причина этого — низкая осведомленность женщин об этом недуге. Вторая — отсутствие настороженности у врачей центров семейной медицины. И третья причина — отсутствие у нас высокотехнологичной аппаратуры, — продолжает профессор. — Я бы назвал еще одну причину — вера наших женщин в целителей и знахарей, или, как я их еще называю, губителей. Бывает, что при образовавшейся опухоли мы уговариваем своих пациенток на операцию. И некоторые не соглашаются, уходят к ним. Но потом все равно возвращаются к нам, однако время для операции упущено. И помочь уже невозможно.
    У кыргызстанок, по словам профессора Абдылдаева, отношение к своему здоровью, мягко говоря, неадекватное. Все вроде бы понимают, что нет ничего важнее здоровья и тем не менее о нем думают в последнюю очередь, о нем не заботятся. Например, на Западе нет запущенного рака молочной железы, потому что каждая женщина приходит обследоваться раз в год. У них это как закон.

— Что дает маммография?
    — Она выявляет микрокальцинаты, то есть изменения в груди от трех до пяти миллиметров, которые характерны для рака молочной железы. Иными словами, маммография дает возможность выявлять рак еще в доклинической стадии. Когда мы не можем определить его пальпаторно.
    А как уже доказано, проходит три–четыре года, когда опухоль начинает прощупываться, когда она из доклинической стадии переходит в первую. И, представьте, если мы начнем лечить опухоль, можно сказать, в ее зачаточном состоянии, то эффект выздоровления огромный. И затраты на лечение, по нашим подсчетам, в тысячу раз дешевле, чем лечение второй, третьей стадий. Поэтому–то мы и должны направить все силы на раннюю диагностику, на выявление доклинических форм рака молочной железы. А главное — маммография дает возможность жить.

Нина НИЧИПОРОВА.
Фото Темира СЫДЫКБЕКОВА.