Пятница, 7 июня 2019 года. №67 (11547) 
   
Поиск по сайту  
 Сегодня в номере:  Наши за границей

Великое 220-летие
И все равно не зарастет народная тропа
Так пробуждается поэзия во мне
Две недели звучали стихи
Открытое правительство
Полезное партнерство
Хроники рассерженного хомячка
Полпред кабмина скорчил мину
Общественный бюст теледивы
Хлопай ресницами и взлетай
Высокое напряжение
Опять 25... частных энергокомпаний
Такой инвестор нам и нужен
Больше света!
Уроки жестокости
Похороны вместо каникул
Особый случай
Хирургическое братство во спасение ребенка
Акция
Памятники солдатам — наша гордость и символы Победы
Без угла
Обеды должны продолжаться
Вечный зов
Возвращенные из небытия
Уголовный резонанс
Опасная гуманизация
Эра милосердия
Вику прооперировали — опухоль доброкачественная!
Миссия — растопить равнодушие
Наши за границей
Жить можно везде, но Родина одна
Этномир
Каныкей теперь есть в Подмосковье
Непрошедшее прошлое
Cожженный учебник
Изничтожение интеллигенции
Торговый баланс
Опасный перекос в сторону контрафакта
Снова отложили
Эконом-класс
Время продавать хлам
Авто
Синтетика, полусинтетика или минералка?
Обслуживание аккумулятора
Что обязательно должно быть в машине
Поднебесная в объективе
Молоток уже не актуален
Закон для всех един
Поход на Бадалин по предварительной заявке
Посетителей миллионы
Лицензии на коммерческое использование 5G
Китай студенческий
Штрафной удар
Олимпийская тревога
Громкое дело
Заработать любой ценой
Ночь на пустыре
Физкульт-Ура
Пока живу — бегу, пока бегу — живу
Экстрим
Кочевье к братьям–славянам
Библиомания
Реальность или комедия?
Стих и Я
На Пушкина работают они
Отдыхай
куда пойти
Хронометраж
Ах, эта свадьба!
Звездный дождь

Метеосводка по Бишкеку
 на 05.08.2022
атмос. давление 692 мм
относит. влажность 41 проц.
радиационный фон 06.08.2022 мкР/час

 на 5.56
восход 20.18 заход +20...+22
ночью +28...+30 днем 1

Учетный курс валют
 на 05.08.2022
82,96
85,14
1,339
0,1175
9,00



Жить можно везде, но Родина одна
— Да, да, моя родина здесь, в Панфиловке, в Кыргызстане, хотя уже четверть века живу в Германии. И все там сложилось хорошо. Но годы, прожитые в Кыргызстане, из памяти не выбросишь, особенно проведенные в Майли–Сае, — говорит наша соотечественница Татьяна Ивановна РУДТ. — Это были лучшие, можно сказать, годы в моей жизни. И в Кыргызстан летела на крыльях...
    Наверное, есть какие–то предзнаменования судьбы, которые мы не замечаем, на которые не обращаем внимания, но они в определенный момент играют в нашей жизни если и не основную, то очень значительную роль. По словам Татьяны Ивановны, она мечтала о юридическом факультете КНУ. Но в те годы при поступлении на юрфак требовался стаж работы в этой сфере — не менее двух лет. Такого опыта работы у 17–летней выпускницы Панфиловской школы, естественно, не было. Ей предложили подать документы либо на филфак, либо на инфак. Татьяна Ивановна выбрала последний, разумеется, не подозревая, какую роль в ее жизни сыграет немецкий язык.
    — Просто вспомнила, что учительница немецкого хвалила меня, да и язык мне нравился, — рассказывает моя собеседница.
    Окончила КНУ она с красным дипломом, ей можно было выбрать место работы по своему усмотрению. Девушка–отличница захотела поехать в Майли–Сай преподавать немецкий в школе.
    — Тогда это был закрытый город, где разрабатывались урановые рудники. Там жили родители моей подруги, мне самой нравился этот город, — вспоминает Татьяна Ивановна. — Но свободных вакансий в школе не оказалось. И мне предложили Джанги–Джол, что в 40 километрах от Таш–Кумыра. Думала, что расстояние небольшое, поеду. Но от увиденного я пришла в шок, там даже с электричеством были проблемы. Помню, заврайоно там был Абылкасымов. Я ему сказала, уж коли я приехала в такую даль, то пошлите меня в кыргызское село. Так я попала в село Кичи Ак–Жол.
    По словам Татьяны Ивановны, она вела уроки немецкого языка, но больше русского, заодно и другие предметы, так как желающих ехать работать за тридевять земель и тогда не было. И сама педагог выучила кыргызский...
    — Жила–то в Кичи Ак–Жоле, Казармане, и невозможно было не знать языка! — смеется бывшая учительница. — И кыргызский мне потом тоже пригодился, поскольку вся моя жизнь прошла до отъезда на юге.
    Молодая учительница часто приезжала в Майли–Сай (ныне Майлуу–Суу). Город был процветающий, многонациональный, большинство его жителей так или иначе были связаны с урановым производством. И будущий муж Татьяны Ивановны тоже. Через полтора года она вышла замуж за красивого немца и стала Татьяной Рудт.
    В общей сложности они прожили на юге 28 лет. Татьяна Ивановна преподавала немецкий язык в школе. Десять лет была завучем, десять лет директором школы, инспектором районо по детству.
    — Почти все это время прожили в Майли–Сае, о тех годах у меня остались самые светлые воспоминания. Этот город стал для меня, моей семьи родным. Здесь у нас родились дети, было много друзей. Много позже уже пришло осознание, что это была по–настоящему интернациональная дружба. Раньше ведь никто и не задумывался, кто из нас какой национальности. На должности назначали по способностям, исключительно по деловым качествам, — Татьяна Ивановна на полминуты, наверное, замолчала. Видно, вновь вспомнила Майли–Сай. За время нашей беседы она постоянно мысленно возвращалась в те годы.
    — Хорошее время было, — с улыбкой добавила она после паузы. — Майлисайцы тогда задавали тон в стране.
    Потом была перестройка, развалился Союз, закрылись рудники, начались ошибки в межнациональной политике, спровоцировавшие массовое переселение русских, немцев из любимого Кыргызстана, по сути, в чужие края.
    — Но мы с мужем и тогда в голове не держали мысли о переезде. Он у меня немец по национальности, почти всю жизнь проработал электрослесарем на урановых рудниках. Позже на заводе. Кстати, он и его товарищи по работе изготавливали люстры для Дома правительства и филармонии, которые, говорят, висят до сих пор.

— Что все–таки заставило вас покинуть родные края?
    — Я готовила документы для переезда в Германию своим родным, знакомым, преподавала им по вечерам немецкий язык. Тогда в Германии действовала особая программа по переселению этнических немцев. Майли–Сай, в котором жило много русских, немцев, украинцев, за год–два опустел. Только и говорили: эти уехали, те собираются. Но мы продолжали работать, даже дети нам говорили, мол, какие мы немцы, если даже языка не знаем.
    Я занималась созданием классов с кыргызским языком обучения. И мне было не до переезда. Еще до развала Союза и после я говорила, что надо открывать если не школы, то хотя бы классы с кыргызским языком обучения. Эту идею в конце концов подхватили и, назначив директором новой школы, сказали, дескать, вот вам и карты в руки, открывайте. И когда все складывали чемоданы для переезда, я открывала классы с кыргызским языком обучения. И Барчын Эсенгелдиева, моя лучшая подруга, стала первой учительницей кыргызского языка в Майли–Сае. С Барчын мы дружим уже лет 30. Вот в качестве сюрприза на этот раз приехала к ней на юбилей.
    А в стране в начале 90–х шли дебаты о менталитете народов, языке, порой ненужные, тревожные. Но мы не заостряли на них внимание. И только однажды, когда бывший президент Акаев на вопрос экс–вице–премьер–министра Андрея Иордана, как быть людям нетитульной нации, ответил, что, дескать, русские уедут в Россию, немцы — в Германию, а с другими национальностями они разберутся, я спросила мужа, а что делать нам, я — украинка, ты — немец? Он ответил, что надо уезжать. И мы стали готовить документы на переезд в Германию. Признаюсь, если бы я сама не слышала слов Акаева, то, наверное, никогда бы не решились уехать из Кыргызстана.
    В последний день февраля 1994 года мы приземлились в Германии. Очень непросто переехать даже из одного дома в другой на одной улице, а тем более из одной страны в другую. И физически, а особенно морально было тяжело. Мы приехали в страну, в которой никогда ранее не были, по сути, в чужую. По программе переселения нас временно отправили в федеральную землю Баден–Вюртемберг на юго–западе Германии. И там пришлось побороться за свои права.

— В каком смысле?
    — По программе мы должны были переехать в Тюрингию, в бывшую ГДР, но наши знакомые, которые переехали ранее, не советовали соглашаться на такой вариант. И не знаю, откуда у меня взялось столько смелости, но я на хорошем немецком твердо сказала комиссии, дескать, мы надеялись, что приехали в демократическую страну, думали, что сможем жить там, где захотим. Оказалось, что мы ошибались. Мне вежливо ответили, что мы может остаться здесь, но не получим деньги за переезд и квартиру придется снимать самим. Мы согласились в надежде, что наших небольших накоплений хватит на долгое время. В чем очень ошиблись. Наших денег, которые мы скопили в Майли–Сае, хватило на полмесяца. Представляете — проработать всю жизнь вдвоем и приехать с деньгами на две недели! Причем, разумеется, не шиковали.
    Но поскольку мы не привыкли сидеть без работы, то отказались от пособий и брались за любую работу. Я была и горничной, и в интернате дежурила, и на курсах немецкого языка преподавала, днем — для молодежи, вечером — для переселенцев. Муж тоже нашел работу, конечно, не по специальности, но стабильную. Даже удалось некоторую сумму сэкономить, чтобы дети смогли получить права, поскольку тут без машины никак нельзя. Она действительно средство передвижения, а не роскошь. Так мы карабкались, обживались, наверное, лет десять.

— Не пожалели, что уехали?
    — Такой сильной ностальгии не было. Да и некогда было предаваться воспоминаниям. Может быть, я везучий человек, но мне чаще встречаются порядочные, внимательные люди. Сказалось, наверное, и то, что знала язык, мое умение работать с людьми, ведь всю жизнь была в гуще событий. Помимо немецкого, в индивидуальном порядке я преподавала и русский язык для местных немцев. Преподавала немецкий долгое время одному турку. И вот тут знание кыргызского языка здорово мне помогло.

— Что связывает с Кыргызстаном сейчас?
    — Да все! Эта связь и не прерывалась. Мы дома готовили и готовим кыргызские блюда — манты, лагман. Барчын приезжает в гости, мы с ней путешествуем. Последний раз она была у меня в гостях два года назад. Теперь вот я к ней нагрянула.
    И как–то так сложилось, что в этих землях много переселенцев из Кыргызстана и даже из Майли–Сая. И кто–то из них хотя бы раз в год бывает в Кыргызстане, на моей родине. У нас есть знакомый Андрей, который каждый год ездит в Майли–Сай и каждые два года организует в нашем городе Вюрцбурге встречи майлисайцев. Вюрцбург находится в середине Германии, и на встречу приезжает много бывших майлисайцев. Андрей рассказывает, каким стал город, с кем встречался из наших, с кем пил чай. Вот тут мы все переносимся в наш город, в страну, в которой многие из нас родились и могли бы жить. Поем вместе кыргызские песни, готовим какое–нибудь кыргызское традиционное блюдо. То есть Майли–Сай в наших сердцах крепко обосновался. Хотя сейчас, говорят, от его бывшей славы не осталось и следа, он разрушается.
    Вообще в Германии много переселенцев из Кыргызстана, живущих в радиусе 60–100 километров. И мы все дружим, ездим друг к другу на свадьбы, юбилеи, говорим и по– русски, и по–немецки. Это, поверьте, особые, почти родственные отношения.
    В Кыргызстане живут мои старшая сестра и младший брат. А у моей Барчын, как я уже упоминала, был юбилей. И мы втроем — моя старшая сестра с Украины, внучка, которая живет в Берлине, и я решили сделать ей сюрприз: заявились, как говорится, прямо с корабля на торжество. Эффект от нашего появления был ошеломляющим. Имениннице он понравился.
    Барчын, которая сидит рядом на диване, радостно кивает головой. Не знаю, может, я, конечно, ошибаюсь, но мне показалось, что эти две женщины Татьяна Ивановна и Барчын эже очень похожи, как сестры. Хотя одна кыргызска, другая — украинка. Но долгие годы общения по работе, крепкая дружба сблизили их даже внешне. Обе энергичные, уверенные в себе женщины, деловые, с хорошим чувством юмора и с кучей общих знакомых и друзей.
    — И что еще хочу сказать, — продолжает Татьяна Ивановна, — за 18 лет, что не была здесь, очень изменилась страна, совершенно иным стал Бишкек. Можно сказать, небо и земля: какими они были и какими стали — не сравнить. И до слез тронули хорошие, добрые изменения на моей родине. Жить можно везде, но Родина одна (Татьяна Ивановна тяжело вздохнула).
    Кстати, у моей внучки остались очень хорошие впечатления о Кыргызстане, но особенно ее покорили лошади, которых она обожает. Она очень хотела побывать на моей родине, где мы с ее дедом — моим мужем — прожили много счастливых лет, где родились наши трое детей.

— Татьяна Ивановна, чем занимаетесь сейчас?
    — Продолжаю работать! Хотя давно на пенсии, мне удалось заработать ее здесь, пенсия небольшая. Но работаю даже не столько из–за денег. У меня замечательные дети. Сын физиотерапевт, две дочери тоже работают, хорошо обеспечены. У всех семьи, дети, квартиры.
    Я просто не могу сидеть дома. Поэтому работаю дважды в неделю в доме для престарелых, хотя здесь его называют более мягко — резиденцией для пожилых. В ней живут те, кто может себя обслуживать, и 40 человек, которые требуют ухода. А на заработанные деньги езжу по миру. Была уже в Америке, побывала во многих странах Европы. Иногда вместе с Барчын путешествуем.

— Вы прекрасно говорите по–русски, абсолютно без акцента. Не забыли язык за столько лет?
    — Нет. А вот дети русский уже не знают, а внуки его и не знали. Хотя внучка научилась хорошо говорить по–русски.
    ...На следующее утро после нашей встречи Татьяна Ивановна улетала домой. Барчын, пока мы говорили с ее подругой, приготовила обалденно вкусные манты с джусаем, на столе появились наши боорсоки, салаты, лепешки, мед, чай. Все в наших традициях — самое лучшее на стол.
    — А давайте еще быстренько пожарим чебуреки или беляши, мясо готово уже, а тесто, Тань, мы быстро приготовим, как раньше, — предложила Барчын.
    И обе женщины расхохотались, вспомнив Майли–Сай, беляши и свою молодость.
    — В следующий раз приеду, тогда пожарим, — отозвалась Татьяна Ивановна. — Или ты ко мне приедешь...
    И это было сказано так легко, словно подруг не разделяют тысячи километров. А главное — даже сомнений не возникло, что подруги еще приедут друг к другу в гости и пожарят свои знаменитые майли–сайские беляши и чебуреки...
Нина НИЧИПОРОВА.
Фото автора.

Версия для печати
К содержанию номера
На главную страницу
О нас
Контакты
Обратная связь
Гороскоп
Реклама

Архив ВБ
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Реклама
Рейтинг
Реклама
Designed by: Axenov Vyacheslav
Programmed by: Voevodin Ilya
© 1974-2020 ЗАО "Издательский дом “Вечерний Бишкек”