№67 (11547)
Пятница, 7 июня 2019 года

под текст
Изничтожение интеллигенции
Жестокие сталинские репрессии против кыргызских языковедов Тазабека Саманчина и Ташима Байджиева, Каюма Мифтахова и Зияша Бектенова в конце 1940–х были частью постоянного антиинтеллигентского погрома, который Ленин и Сталин проводили начиная с пресловутого октября 1917–го.
    Главный, но особо не афишировавшийся “ленинский завет” был грубо ругательным. “Интеллигенция — это не мозг нации, а г... нации!”. Под этим лозунгом от Петрограда до Пишпека уничтожали интеллигенцию. Только пара примеров из одного и того же 1921–го года: расстрел поэта Николая Гумилева в Питере и уничтожение в кыргызских горах якобы “при попытке к бегству” политического деятеля и публициста Торекула Джанузакова.
    Русских поэтов большевики уничтожали по лживым обвинениям в шовинизме, кыргызских — за аналогично лживый “национализм”.
    А вот главный бишкекский джанузаковед историк Кемелбек Кожомкулов недавно с помощью узбекистанских коллег нашел удивительные стихи лженационалиста Джанузакова. Поэт–публицист обращается к русским крестьянам Ошского уезда: “В закромах у тебя нет зерна, На дворе ни кола, И коровок твоих поедает Совдеп. Все семейство твое разорилось вконец. И тебя самого выгоняет Совдеп. Высылает за то, что ты труженик был И не спал по ночам, все копейку копил. И копил для детишек своих. Заслужил ты себе прозвище кулака. Так неужто же ты Не проснешься от сна И не станешь с ружьем Для защиты себя?”.
    Русские мужики откликнулись на призыв кыргыза Джанузакова. “Крестьянская армия” под командованием Константина Монстрова в окрестностях Джалал–Абада храбро сражалась рука об руку с джанузаковцами за права трудового народа. Пока не были уничтожены на месте или не погибли в концентрационных лагерях — название официальное. Именно так, “Пишпекский концлагерь”, к примеру, называлась зона за колючей проволокой возле села Молдавановка к северу от Пишпека.
    И последующая история интеллигенции в СССР — это история расправ над ней. Как совсем недавно выяснил по архивным документам правнук Юсупа Абдрахманова бишкекский историк Астемир Абдрахманов, особое озлобление сталинского Политбюро ЦК ВКП(б) вызвала “интеллигентская привычка” великого Юсупа вести ежедневный дневник.
    Сталин фактически украл личный и сугубо секретный абдрахмановский дневник. И написал к нему зловещую “сопроводиловку”. На отдельном листе бессовестный вождь, нисколько не стесняясь, наложил резолюцию: “Кагановичу, Молотову. Стоит прочесть “дневник” председателя Совета Народных Комиссаров Киргизии Абдрахманова. Видно, что здорово обработали его автора господа (троцкисты) Наумовы (“Наумчик”) и Вуйвичи. По прочтении вернуть. И. Сталин”.
    Лазарь Каганович, тогдашний замвождя по партии, нацарапал простым карандашиком: “Да, его (Абдрахманова), видимо, “воспитывали” cволочи. И он сам оказался подходящим для них гнилым материалом”. Остальные “вожди” тоже изощрялись в ругательствах.
    Последующий расстрел Абдрахманова — по основному обвинению в ведении дневника. “Интеллигентская саморазоблачительная привычка!” — по мнению сталинских палачей.
    ...А когда во Фрунзе в конце 40–х изничтожали настоящих интеллигентных языковедов типа Саманчина и Байджиева, одновременно взялись и за интеллигентов–биологов. Однако профессору Кыргызского пединститута имени Фрунзе великому биологу Александру Любищеву повезло: он заявил, что его “шея за 60 лет не научилась гнуться”, и переехал, фактически бежал, из Фрунзе в Ульяновск.
    Интеллиненция не сдавалась. Как Любищев, Саманчин, Байджиев. Правда, выжили не все.

Александр ТУЗОВ.