Вторник, 2 июля 2019 года. №76 (11557) 
   
Поиск по сайту  
 Сегодня в номере:  Культурный слой

Экзаменовка
Повара, бегом за парту!
Лаборатория ответов на все вопросы
Россия пришлет учителей
Английские часы
Правопорядок
Новшества нового законодательства
Ты не Цапок, ты Никифоров!
Зона беды
Смерть на отдыхе
Стекольная контрабанда
Доставил в больницу и скрылся
Побег из–под стражи
Не давай никому свою машину
Спорт-ракурс
Гром победы над Иссык–Кулем
Вежливые люди «Армии–2019»
Культурный слой
Альтернативная история музея: бывает и такое
Читайте книги Рудова, читайте о нем!
Евразийский человек
Помножив чтение на цифру

Метеосводка по Бишкеку
 на 27.11.2020
атмос. давление 700 мм
относит. влажность 51 проц.
радиационный фон 28.11.2020 мкР/час

 на 8.08
восход 17.30 заход -1...-3
ночью +2...+4 днем 1

Учетный курс валют
 на 27.11.2020
84,51
99,19
1,092
0,1787
11,80


стоп! снято!
Евразийский человек
Послезавтра, 4 июля, в Нур–Султане в рамках XV МКФ “Евразия” покажут франко–казахстанский фильм “Олма Джон” режиссера Виктории Якубовой. На меня картина произвела неизгладимое впечатление. Ее главный герой проходит непростой путь к пониманию простой истины. И, познав ее, он смог понять родную дочь, с которой у него не складывались отношения.
    В главной роли евразийский человек — Азиз Бейшеналиев. Его отец — кыргыз, знаменитый актер Болот Бейшеналиев. Детские годы Азиз провел в Узбекистане. В юности жил в разных городах России. Продолжительное время работал в Москве. Последние несколько лет живет и работает в Алматы, продолжает сниматься в России. В его послужном списке кыргызские, казахские, российские фильмы. Азиз хорошо понимает все тюркские языки Центральной Азии, но играет на русском. И, мне кажется, не случайно режиссер выбрала именно его для главной роли в своем фильме.
    Виктория — уроженка Узбекистана. Некоторое время жила и проходила службу в армии Израиля. В конце концов, осела во Франции. Интересно уже само название фильма “Олма Джон”. Яблоко — олма (на узбекском), в Казахстане яблоко — алма. И слово “джон” (душа) произносят, как “джан”.
    Итак, в отдаленном селении живет семья. Отец — евразийский человек, говорящий на русском языке. Мать европейской внешности, предпочитающая молчать. Дочь — истинная казашка, которой на вид лет восемь, но девочка не говорит. Отец пытается ее учить, тщетно. Чувствуется, внутренне он раздражен фактом молчания дочери. Ему не хватает терпения, чтобы подольше посидеть с ней, читая сказку, пусть и на русском. В какой–то момент кажется, если б отец заговорил с дочкой на ее родном языке, она сразу отреагировала. Я неоднократно общалась с детками, родители которых разных национальностей. Такие малыши долго не разговаривают, хотя все понимают. Мне всегда казалось, они просто не могут определиться, на каком же языке им надо начать говорить...
    Отца зовут Болот. Это — дань уважения и памяти реальному отцу актера Болоту Бейшеналиеву, который после развода с матерью Азиза мало общался с сыном. Лишь, когда Азиз стал взрослым, отношения наладились. Экранный Болот — человек явно старше сорока, живший, как перекати поле. Он, видимо, поздно женился, оттого не имеет опыта семейной жизни, воспитания детей. Внешне он все делает правильно: пытается заниматься с дочкой, сдерживает себя от резких движений и слов. Но, повторяю, отцу не хватает терпения. От бессилия он бежит назад, в мир своего детства, в котором мама пела ему колыбельную на родном казахском языке. Его окружают старики и старухи, желающие добра и счастья, произносящие традиционные ритуальные пожелания на казахском. Герой стоит в центре круга и сначала как будто не понимает, что происходит. Окружающие кажутся ему пришельцами из далекого прошлого. Словно эти ритуалы никогда ему не нравились, не были близки.
    Но не случайно в памяти героя возникают картины из детства, когда мать пела ему колыбельную, когда отец по снегу тащил сани с матерью и сестренкой. И вот он видит себя уже подростком... В какой–то момент герой утратил связь с родными, позабыл язык, стал чужим среди своих. Оттого и жил в отдалении. Мать же, возникшая в пространстве его памяти, вновь и вновь поет ему, дабы напитать его чарующими звуками родного языка. Добрая мелодия проникает в душу, и, вернувшись в дом, он нежно берет на руки дочь и сам начинает петь на казахском старинную колыбельную. И тут девочка впервые произносит слово “мама”.
    В роли матери мы видим актрису, живущую в Париже, Наташу Машкевич. Режиссер рассказала мне, что Машкевич — уроженка Бишкека, покинувшая его с родителями в возрасте пяти лет. Мать девочки на протяжении всего фильма не произносит ни слова. Как мне показалось, чувствует себя виноватой за некую странность дочери. Хотя умные, пронзительные глаза девочки по имени Олма Джон и говорят нам, что она обязательно заговорит, нужен лишь эмоциональный всплеск.
    А еще в фильме то и дело возникает яркий образ женщины–шамана. Я восприняла ее как хранительницу дома героев. Она отгоняет злых духов, дарит девочке красные зимние яблоки, оказывает моральную поддержку матери, а Болоту протягивает пиалу с бодрящим напитком в момент, когда он в отчаянии. Образ матери Болота, стариков, их песни и заклинания, их доброта возвращают героя в детство, он вспоминает — кто он, и осознает свою национальную принадлежность.
Гульбара ТОЛОМУШОВА, киновед, член Международной федерации кинопрессы.

Версия для печати
К содержанию номера
На главную страницу
О нас
Контакты
Обратная связь
Гороскоп
Реклама

Архив ВБ
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Реклама
Рейтинг
Реклама
Designed by: Axenov Vyacheslav
Programmed by: Voevodin Ilya
© 1974-2020 ЗАО "Издательский дом “Вечерний Бишкек”