Пятница, 10 января 2020 года. №4 (11639) 
   
Поиск по сайту  
 Сегодня в номере:  Особый случай

Хроники рассерженного хомячка
А судьи что — немного подшофе?
Год цифровизации начался с отключки
Опасный менталитет
Женская доля, или Терпи, пока не убьют
Экзаменовка
Меньше лирики — больше физики!
Особый случай
Он носит тревогу за жизнь детей в своем сердце
Почти каждый день операционный
Сильные духом
Дюймовочка
Кримзона
Не вовремя жена позвонила
Горе–землякам платить по долгам
Поднебесная в объективе
Три направления развития экономики в 2020 году
Вбить клин между Китаем и странами ЦА не удастся
Десять важных новостей в области науки и техники
Безвизовый режим для граждан КНР
В преддверии Олимпийских игр
Старт-2020
Вперед, за новыми победами
Рандеву со звездой
Романс так скоро не забыть
Монетный звон
Мышь c крыcой обманули верблюда с буйволом
Отдыхай
куда пойти
Авто
Новые светофоры в Бишкеке
Самые надежные и самые ломучие
Кто может выполнить разворот в этой ситуации?
Библиобус
И Шекспир был шпионом

Метеосводка по Бишкеку
 на 24.01.2020
атмос. давление 689 мм
относит. влажность 54 проц.
радиационный фон 25.01.2020 мкР/час

 на 8.24
восход 18.02 заход -8...-10
ночью +4...+6 днем 1

Учетный курс валют
 на 24.01.2020
69,79
76,65
1,084
0,1637
9,60



Он носит тревогу за жизнь детей в своем сердце
Гигантскую гемангиому печени удалил профессор Талантбек Омурбеков малышке, которой от роду было две недели. И тем самым спас жизнь девчушке. Такая операция проведена в Кыргызстане впервые.
    —Когда новорожденную привезли в нашу детскую больницу скорой медицинской помощи сразу же после родов, мы не представляли, какая сложнейшая операция и нам, и ей предстоит. Судя по диагнозу, который поставили малютке внутриутробно еще до того, как она родилась, у нее была киста яичника. Не скажу, что операция простая, но и не настолько сложная. Мы убираем такие кисты, правда, детям постарше, — говорит один из лучших, можно, наверное, с полной уверенностью сказать, даже лучший детский хирург в стране Талантбек Омурбеков. — Конечно, мы стараемся сохранить яичник, чтобы потом, когда девочка станет взрослой, у нее не было проблем с рождением уже своих детей.
    По словам профессора, малютку начали готовить к операции, думали провести ее через несколько дней. Но лечащий врач девочки, наблюдавший за ней, насторожил: киста стремительно увеличивается в размерах.
    — Такое поведение для кисты несвойственно. И это уже вызывало беспокойство. Мы сделали УЗИ. Исследование вновь показало, что у новорожденной киста яичника. То есть наши специалисты подтвердили выводы своих коллег, проводивших УЗИ раньше, — продолжил Талантбек Ороскулович. — Но это не успокоило.
    Стремительный рост образования, по его словам, не давал покоя и требовал экстренного решения. И в тот же день профессор взял малышку на операцию. Профессиональная интуиция не подвела опытного детского хирурга.
    — Как только я вскрыл брюшную полость, понял, что это не киста яичника. Это была огромная, просто гигантских размеров гемангиома левой доли печени, которая почти полностью поглотила ее, — объясняет профессор Омурбеков. — Я, конечно, оперировал детей по поводу разных заболеваний печени, правда, в более старшем возрасте. Но с такой сосудистой опухолью у грудничка столкнулся впервые за сорок лет своей хирургической практики.
    Судя по словам хирургов, в Кыргызстане такие операции младенцам, которым всего–навсего несколько дней, не делались никогда. В детской клинической больнице скорой медицинской помощи, где проводится в год не менее пяти тысяч операций, с таким случаем столкнулись впервые. Сложность и риск операции на печени сопряжены с кровотечением. Каким бы опытным хирург ни был, без потери крови во время операции на этом обильно снабжающемся кровью органе не обойтись. Тем более при гемангиоме — сосудистой опухоли, в которую поступает большой поток крови, за счет чего она катастрофически и быстро росла. Для такой же малышки потеря даже тридцати миллилитров крови смертельно опасна.
    — Выйти из операционной, чтобы поговорить с родителями, я уже не мог. Предстояло удалить у ребенка левую долю печени. И даже в такой нестандартной и сложной ситуации мы все–таки должны поставить в известность ее родителей. Тем более что исход операции был непредсказуемым: вдруг откроется кровотечение, вдруг моя пациентка потеряет много крови, и нам не удастся ее спасти.
    Но ребенок лежал на операционном столе под наркозом, со вскрытой брюшной полостью. И если я выйду, то мне по новой надо будет готовиться прежде, чем войти в операционную опять. Все это заняло бы определенное время, а нам дорога была, без преувеличения, каждая минута, — рассказывает Талантбек Ороскулович, глядя на спасенную им девочку. — Признаюсь, были минутные колебания: оперировать дальше или свернуть операцию. Но если сверну, оставлю все как есть, то обреку девочку на смерть. И как я после этого буду жить со своей совестью, когда мог, но даже не попытался спасти ребенка? Опухоль однозначно при ее неудержимом росте перекинулась бы и на правую долю печени. И я принял решение продолжить операцию, потому что вопрос стоял о жизни и смерти, — спокойно, как бы даже буднично говорит профессор, которому эта победа над смертью далась не без адского нервного напряжения.
    Как он пояснил, технически он четко представлял ход такого хирургического вмешательства, хотя до этого ему такие особенные пациентки не попадались. Оперировать в этом случае надо было уверенно и очень быстро, с минимальной кровопотерей. Иначе эта операция, как говорят, была бы ради операции.
    Хирургов поджидала и другая опасность — риск сужения желчного протока при удалении левой доли печени. Если бы буквально на два миллиметра он стал уже, то нарушился отток желчи из печени, малышка пожелтела бы. В общем, хирургам предстояло пройти дважды по “минному полю”. И надо быть асом, чтобы миновать его без потерь. Омурбекову и его команде удалось.
    — Операция прошла успешно. Сами видите результат, — говорит Талантбек Ороскулович, показывая на розовощекую малышку, которая припала к материнской груди и набиралась сил. — Хотя и анестезиологи, и мы, хирурги, долго будем помнить этот случай. Во время операции девочка потеряла двадцать миллилитров крови, и ей пришлось переливать кровь.
    Дня четыре после операции, как рассказали врачи, они нормально не спали. Тревога еще жила: как организм ребенка перенесет такую сложную операцию, проведена она была, можно сказать, идеально, но послеоперационного риска осложнений никто не отменял. Теперь уже можно с уверенностью сказать, что все страхи — и родителей, и врачей — позади. Организм малышки, как рассказала счастливая мамочка, работает как часы. Девчушка во время нашего разговора изредка отрывалась от груди, оглядывая незнакомых людей в палате. Хотя один из них и был ее спаситель — профессор Талантбек Омурбеков. Несмышленыш, конечно, этого не понимал, но почему–то девчушка улыбалась именно ему. И ее улыбка для него была лучшим подарком.
    — Честно сказать, я вышел из операционной, словно оперировал несколько часов. Хотя операция длилась чуть больше часа. Наверное, давили ответственность и риск. Как–то прочитал фразу известного российского хирурга Евгения Вагнера: “Берегите своих врачей, потому что они носят тревогу за вашу жизнь в своих сердцах”. И знаете, он ведь прав на все сто, — считает профессор Омурбеков.
    По словам Гульсары, мамы крохи–пациентки, на последнем сроке беременности врачи сказали, что у ее дочки киста яичника. Хотя другие доктора предполагали, что это раковая опухоль, нейробластома.
    — Я сходила с ума от горя, проплакала несколько дней. А потом пошла к своему врачу–гинекологу и спросила, какому детскому хирургу можно доверить жизнь моей дочки. Она посоветовала обратиться к Талантбеку Ороскуловичу. До этого меня с еще не родившейся дочкой смотрели разные врачи, но ничего толком не объясняли: мол, приходите после родов, тогда посмотрим, — рассказывает счастливая мама, которая не может наглядеться на свою активную, жизнерадостную дочку. Та, поев, то зевала, то активно размахивала ручонками.
    По совету врача Гульсара с мужем пришли к Талантбеку Ороскуловичу.
    — Не поверите, но я с первого взгляда на него сказала себе, что только ему доверю оперировать мою дочку. Талантбек Ороскулович выписал нам направление на преждевременные роды, поскольку кисту, судя по результатам исследований, которые он внимательно изучил, нужно было удалить, и как можно быстрее.
    Гульсара с этим направлением отправилась в городской перинатальный центр, где и родилась девочка, которую в тот же день перевели в детскую больницу.
    — Перед операцией мы немного успокоились, узнав, что кисту на яичнике у нас удаляют, — продолжает молодая женщина. — Через некоторое время звоню мужу, а он не отвечает, и сердце мое сжалось от страха. Но вскоре он пришел сам и все рассказал.
    Спрашиваю, как назвали дочку?
    — У нее двойное имя — Каныкей–Ємїркан, — пояснила мамочка. — Что означает стремительность и долгая жизнь. Одним словом, активная долгожительница, — смеется мама.
    До операции, как рассказала Гульсара, дочка была вялая, у нее не хватало сил даже плакать, а теперь такая громкоголосая. Девочка громко потребовала вернуть ей снова мамину грудь.
    — Хочу, чтобы и моя дочка, и вы, Талантбек Ороскулович, жили долго–долго. Вы так нужны нашим деткам, — сказала счастливая мама.
Нина НИЧИПОРОВА.
Фото автора

Версия для печати
К содержанию номера
На главную страницу
О нас
Контакты
Обратная связь
Гороскоп
Реклама

Архив ВБ
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Реклама
Рейтинг
Реклама
Designed by: Axenov Vyacheslav
Programmed by: Voevodin Ilya
© 1974-2020 ЗАО "Издательский дом “Вечерний Бишкек”