№26 (11661)
Вторник, 3 марта 2020 года

стоп! снято!
Мир уже не будет прежним
Завершился 70–й Берлинский международный кинофестиваль. Группе экспертов в области кино из 25 стран, в которую мне посчастливилось попасть, рассказали о том, как работает система отбора, объяснили, что это сложный многоступенчатый процесс, в который вовлекается множество специалистов. “Мы действительно горячо спорим, реально “сражаемся” во время наших обсуждений”, — рассказала куратор программы “Форум” Дороти Венер. А руководитель службы международных связей Карин Хоффингер пояснила, что с приходом в 2019–м нового арт–директора Карло Шатриана в структуре фестиваля произошли изменения. Теперь, кроме главного конкурса, есть вторая конкурсная программа Encounters (“Столкновения”). Она создана для демонстрации кино будущего, эстетически и конструктивно новаторских и смелых работ независимых режиссеров.
    Ежегодно в Берлине демонстрируется около 400 фильмов со всего мира. В этом году кыргызские фильмы не были отобраны к участию. Я встречалась с зарубежными коллегами, каждый из которых имеет на этот счет свое мнение. Говорили, что у новой команды Берлинале несколько иные эстетические приоритеты, поэтому наши фильмы и оказались за бортом.
    Мне хотелось увидеть азиатский фильм, который помог бы представить, какие картины интересуют отборщиков Берлинале.
    В конкурс “Столкновения” включили индийский фильм “Пастушка и семь ее песен” Пушпендры Сингха. Это прекрасный, но во многом неожиданный фильм. Каждый сюжетный поворот был для меня открытием. Лайла — пастушка из племени бакарваль, кочующего в регионе на стыке трех стран: Индии (штат Джамму и Кашмир), Пакистана и Афганистана. Ревность трусоватого мужа и преследования полицейского вынуждают девушку вырваться из прежней жизни и наметить новый экзистенциональный путь. Что меня больше всего удивило в этом фильме? Сирота без документов может постоять за себя, дать отпор властному мужчине, который грубо домогается ее. В фильме несколько смелых для индийского кино интимных сцен, но режиссера не подводит чувство меры. И Лайла далеко не простушка. Ее прообраз — реально жившая в XIV веке поэтесса–мистик из Кашмира, известная своей духовностью и просвещенностью.
    Мы узнали о том, как стать участником Кампуса талантов, как поступить в знаменитую киношколу в Бабельсберге или получить финансирование от Мирового фонда кино.
    Многие из нашей группы сокрушались, что их страны настолько малы и далеки от Германии, что режиссеры, скорее всего, никогда не получат возможности принять участие в конкурсе на соискание финансовой поддержки Мирового фонда кино. Директор организации Винченцо Буньо заверил: если проект заинтересует экспертов фонда, то он сам найдет немецких продюсеров, и у представителей разных стран появится шанс снять совместный фильм.
    Нам представили каталог Мирового фонда кино за 2004–2019 годы. В него попали три кыргызских фильма: “Свет–аке” Актана Арым Кубата, “Сельская управа” Эрнеста Абдыжапарова и “Песнь южных морей” Марата Сарулу. Я заметила, что сейчас Актан Арым Кубат приступил к созданию картины “Эсимде” без привлечения зарубежных финансов, объясняя это тем, что уже не так молод, как раньше, когда мог несколько лет ждать сбора полного бюджета для съемок фильма.
    Вообще Берлинале покоряет широтой выбора программ, фильмов, секций, европейским кинорынком, на котором представлено огромное количество компаний, занимающихся продажей прав на ту или иную картину. Открытий много. И мир для меня уже не будет прежним! Но будем стараться попадать в программы Берлинского феста, участвовать в Кампусе талантов, постигать азы кинематографа в Бабельсберге и... добиваться финансирования от Мирового фонда кино!

Гульбара ТОЛОМУШОВА, киновед, член Международной федерации кинопрессы.