Пятница, 20 марта 2020 года. №34 (11669) 
   
Поиск по сайту  
 Сегодня в номере:  Подробности

Подробности
Табылды Акеров: Фарид Ниязов сам не знает, что говорит
Как возник частотный дефицит
Вечный зов
Художник Асаналы Бейшенов вернул отца с фронта
Эра милосердия
Такая горькая доля
Точки сбора интернет–форума Diesel.elcat.kg:
Конфликтная ситуация
Сор со двора
Инь-Ян
Любовь за кадром
Испытано на себе
О тех, кто в боли
Поднебесная в объективе
Как превратить кризис в возможности для развития?
Визы иностранцам продлят
В Шанхае открылся парк 5G
Извинитесь, господа
Двойной стандарт
Автомат по производству масок: 100 штук за минуту
Непрошедшее прошлое
Юсуп в ЛЮБландии
Мужская школа имени Фрунзе — была и такая!
Подмостки
«Мечты сбываются» в Русском
Киномания
Каждый по–своему джентльмен
Штрафной удар
Блеск и нищета физкультурной академии
Отдыхай
куда пойти
Авто
Как правильно хранить зимнюю резину
Куда может продолжить движение легковой автомобиль?

Метеосводка по Бишкеку
 на 18.06.2021
атмос. давление 691 мм
относит. влажность 36 проц.
радиационный фон 19.06.2021 мкР/час

 на 5.22
восход 20.43 заход +18...+20
ночью +32...+34 днем 1

Учетный курс валют
 на 18.06.2021
84,37
100,74
1,160
0,1896
12,40


за связь без брака
Как возник частотный дефицит
Недальновидное распределение радиочастот в Кыргызстане привело к дефициту ценного для развития сотовой связи ресурса. Эксперты утверждают, что сейчас он сосредоточен в частных руках, а как возвращать радиочастоты на баланс государства, никто не знает.
    В наш век массового распространения средств цифровой коммуникации, как “Вечерка” напоминала 13 марта (“Дорогие частоты, или Радиомолчание правительства”), радиочастоты считаются одним из ценнейших государственных ресурсов. Это почти как золотые прииски, только невидимые.
    Управляют этим важным активом у нас весьма странно. Он уже давно мог бы приносить бюджету колоссальные деньги, однако до 2017 года даже не существовало законодательной нормы о необходимости проведения аукционов, в ходе которых определяли бы наиболее выгодного покупателя.
    До определенного времени радиочастоты раздавали почти даром. Госпошлина за приобретение лицензии на использование этого ресурса — даже коммерчески востребованного — составляла примерно тысячу сомов. Сегодня за эту сумму и мобильник не купишь!
    Тогда получить разрешение мог практически любой. Только с января 2014–го по октябрь 2016–го Государственное агентство связи (ГАС) выдало почти пятьсот лицензий сроком от года до 10 лет. В списке получателей телерадиокомпании, крупные и мелкие интернет–провайдеры, операторы мобильной связи, некоторые госведомства и даже охранные агентства. Кроме того, лицензии давали фирмам, занимавшимся разработкой программного обеспечения, пансионатам и театрам (зачем?!), а также частным предприятиям, название которых не проливает света на род их профессиональной деятельности.
    Когда Жогорку Кенеш, наконец, принял документ, определяющий правила справедливого для претендентов и выгодного для государства распределения частот, первый же аукцион принес в госказну сотни миллионов сомов, не считая ежегодных выплат от пользователя за работу частоты. Это был успех.
    Казалось, дальше объем финпоступлений от продажи частот должен был только расти, ведь сотовые компании нуждаются в расширении диапазона, чтобы покрыть потребности своих клиентов в услугах связи. И справедливости ради надо отметить, что радиочастоты действительно стали приносить стране больше доходов, чем до 2017 года.
    За три года ГАС провело 26 аукционов. По правде, каждый из них принес государству однозначно больше, чем до внедрения состязательной практики распределения частот.
    И в то же время наиболее крупные поступления в бюджет дали только два аукциона, нацеленные на продажу широкополосных частот, востребованных операторами связи. Получается, что после того, как был запущен четкий и прозрачный механизм выгодного для государства и вообще справедливого распределения лицензий на пользование радиочастотами, спрос на них как будто бы резко упал.
    В чем же проблема? Вовсе не в отсутствии спроса: мы ведь не стали меньше пользоваться сотовой связью, мобильным Интернетом, всем тем, что требует постоянного расширения частотного спектра. Дело в том, что поскольку, как утверждают эксперты, радиочастоты — ресурс ограниченный, то логично предположить, что у государства просто закончились свободные частоты. По крайней мере, те, что представляют коммерческую ценность.
    В ГАС, впрочем, утверждают, что подобного дефицита нет. Правда, подтвердить или опровергнуть это утверждение сложно, поскольку в открытых источниках нет данных по числу имеющихся в распоряжении ведомства радиочастот.
    Как бы то ни было, вопрос наличия или отсутствия свободных частот сегодня более чем актуален. Кыргызстан должен вот–вот перейти к тестированию технологии 5G.
    Еще два года назад тогдашний председатель Госкомитета информационных технологий и связи Бакыт Шаршембиев заявлял СМИ, что ведомство зарезервировало частоты для операторов сотовой связи, но аукционы не проводит, поскольку рынок не готов к переходу.
    — ГАС выносило на обсуждение вопрос о резервировании частот пятого поколения. Но зарезервировали их недавно, когда собиралась комиссия по радиочастотам. Мы их не выдаем. Когда наши операторы будут готовы, мы начнем выдавать. Когда это произойдет, сказать сложно, ведь им нужно еще окупить вложение в появление 4G в Кыргызстане, — говорил Шаршембиев.
    В экспертных кругах утверждают, что тестирование нового стандарта связи сотовиками начнется в этом году. Якобы уже нынешней весной или нынешним летом ГАС бесплатно выделит частоты для апробации 5G в наших условиях.
    На сайте ГАС имеется протокол декабрьского заседания Госкомиссии по радиочастотам, подтверждающий эти данные. В нем говорится о решении приостановить реализацию “через аукцион коммерчески привлекательного радиочастотного ресурса до окончания срока действия тестирования 5G, в частности в диапазоне 3300–5000 МГц, для практического изучения и тестирования технических характеристик, параметров взаимодействия технологии 5G с существующими технологиями в данном диапазоне”.
    Правда, в этом же протоколе упоминается необходимость “изучить вопрос возможности будущего использования и высвобождения радиочастотного ресурса в потенциально коммерчески привлекательных для технологии 5G полосах 2425– 2950 МГц и 3700–4000МГц”. Слово “высвобождение” в этом контексте наводит на мысль о том, что предположение о существующем дефиците частот не так уж далеко от истины.
    Вполне вероятно, что сегодня большая часть радиочастотного спектра находится в частных руках. Что вполне логично, памятуя о том, как этим ресурсом управляли ранее.
    Кто–то из хозяев пользуется частотами, кто–то нет и, кстати, ничего не платит за это. Так вот, в идеале неиспользуемые частоты нужно бы отозвать у нынешних владельцев и перераспределить посредством аукционов.
    Однако тут возникает та же проблема, что и в горнорудной отрасли (там тоже когда–то раздавали рудники налево и направо почти бесплатно). Фактически не существует законных механизмов отзыва лицензии у частника, какими бы несправедливыми ни казались условия ее получения. Можно попытаться договориться, чем, предположительно, сейчас и занимается ГАС.
    Или же нужно доказать, что лицензия была получена/выдана незаконно, например, в рамках коррупционной схемы. Однако это вряд ли получится, поскольку, как ни странно, ГАС — удивительно чистое с точки зрения коррупционных дел ведомство. Или таковым выглядит.
    Как предполагают бишкекские аналитики, возможно, коррупционные скандалы обходят его стороной только потому, что все ценные ресурсы, которыми распоряжалось или распоряжается ГАС, чаще всего доставались близким родственникам самых влиятельных людей Кыргызстана.
Александра ВАСИЛЬКОВА.

Версия для печати
К содержанию номера
На главную страницу
О нас
Контакты
Обратная связь
Гороскоп
Реклама

Архив ВБ
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Реклама
Рейтинг
Реклама
Designed by: Axenov Vyacheslav
Programmed by: Voevodin Ilya
© 1974-2020 ЗАО "Издательский дом “Вечерний Бишкек”