Пятница, 20 марта 2020 года. №34 (11669) 
   
Поиск по сайту  
 Сегодня в номере:  Вечный зов

Подробности
Табылды Акеров: Фарид Ниязов сам не знает, что говорит
Как возник частотный дефицит
Вечный зов
Художник Асаналы Бейшенов вернул отца с фронта
Эра милосердия
Такая горькая доля
Точки сбора интернет–форума Diesel.elcat.kg:
Конфликтная ситуация
Сор со двора
Инь-Ян
Любовь за кадром
Испытано на себе
О тех, кто в боли
Поднебесная в объективе
Как превратить кризис в возможности для развития?
Визы иностранцам продлят
В Шанхае открылся парк 5G
Извинитесь, господа
Двойной стандарт
Автомат по производству масок: 100 штук за минуту
Непрошедшее прошлое
Юсуп в ЛЮБландии
Мужская школа имени Фрунзе — была и такая!
Подмостки
«Мечты сбываются» в Русском
Киномания
Каждый по–своему джентльмен
Штрафной удар
Блеск и нищета физкультурной академии
Отдыхай
куда пойти
Авто
Как правильно хранить зимнюю резину
Куда может продолжить движение легковой автомобиль?

Метеосводка по Бишкеку
 на 18.06.2021
атмос. давление 691 мм
относит. влажность 36 проц.
радиационный фон 19.06.2021 мкР/час

 на 5.22
восход 20.43 заход +18...+20
ночью +32...+34 днем 1

Учетный курс валют
 на 18.06.2021
84,37
100,74
1,160
0,1896
12,40



Художник Асаналы Бейшенов вернул отца с фронта
Работы народного художника Асаналы Бейшенова (Асакена) хранятся в музеях и коллекциях многих стран. Он родился в апреле 1941 года в колхозе имени Кирова Аламудунского района, в том же апреле его отца призвали на фронт. С войны он не вернулся, но осталась пара фотографий с фронта: с односельчанами и портрет. Были еще треугольнички — письма с фронта без конвертов, которые хранились в сумочке из металлических пластиночек, но что с ними стало потом, неизвестно.
    Асаналы Бейшенов настоящий “солдатенок” — ребенок войны, который до школы рос в селе Чон–Арык. Тонко чувствующая натура — мальчик с детства видел мир образами. Постоянное чувство голода и невозможность что–то с ним сделать для него вылились в искреннее восхищение красотой хлебного поля и колосьев. За их огородом сразу начиналось пшеничное поле, которое, переливаясь на ветру различными красками, было таким живописным. И мальчик любовался им, но знал, что всем строго–настрого запрещено к нему подходить. Это было колхозное поле, на котором выращивали пшеницу для фронта. Стратегический объект, на который можно было ступить лишь после того, как пройдет комбайн.
    И особым праздником для детей считалось, если на повороте останется маленький островок нескошенного, несжатого поля — настоящее богатство. Все свое раннее детство Асакен босым по сжатой стерне бегал собирать колосья. Он укладывал их в букеты и перехватывал стеблями зеленой травы. Букеты были такими красивыми! Будущий художник уже тогда за болью и нищетой голодного детства видел эту красоту! И его память четко зафиксировала малейшие подробности и краски быта.
    Он специально уточнил, что собранные отдельные зерна мальчики и девочки ссыпали в специально сшитые маленькие мешочки. Из них что–то сдавали, а что–то разрешали брать домой.
    Через много лет, когда к 40–летию Победы художников попросят написать картины о войне, первой он нарисует именно это детское воспоминание — сбор колосьев. Работу, которая позже побывает на многих выставках, выкупит Музей Айтиева. Эта картина — детские воспоминания целого поколения детей войны, свидетельство торжества их юного духа, их личной борьбы с голодом и фашизмом и иллюстрация того, какой ценой выращивался хлеб для фронта.
    Когда закончилась война, Асаналы было года четыре, семья матери забрала ее назад, а мальчик остался жить с бабушкой. Взрослые решили, что мама — еще молодая женщина и должна жить дальше, а для бабушки, потерявшей сына на войне, мальчуган станет утешением. Отчасти так и было, мальчик так напоминал своего отца... Бабушка вынимала письма из своей сумочки, раскладывала их на столе, читала про себя или вслух и потом долго сидела, молча глядя на внука. “Она так страдала, мучилась, переживала”, — говорит художник, видно, как он морщится от боли, словно сейчас глядит на бабушку и чувствует ее боль.
    Картина Асаналы Бейшенова “Письмо с фронта” и работа “Мать солдата”, где возле пустого стола сидит женщина, а за спиной виднеется портрет солдата, — и есть отражение его детской раны, не пережитой потери.
    — Это наше окно в родительском доме, в котором я вырос, откуда на фронт ушел отец, — рассказывает он о картине.
    Смышленого мальчика лет в 6 отдали в школу, а через пару месяцев он уже наперегонки читал со старшими школьниками. И в семь лет бабушка отпустила его в семью брата отца Шаршена Термечикова в город, где он и вырос. И всю жизнь называет мамой женщину, которая его вырастила, — Маану, жену Шаршена.
    Удивительно, что судьба, осиротив мальчика, окунула его в творческую среду кыргызской интеллигенции, словно подарив новую жизнь.
    — Мой отец Бейшен Термечиков, его брат — мой дядя — заслуженный артист, народный комик Шаршен Термечиков. Жена дяди — Маана — воспитала меня, и ее я называл мамой. Она работала костюмером в театре оперы и балета и была большим знатоком женского головного убора элечек. У них детей не было, а сама Маана была настолько добродушной, что сын Ырыс Термечиковой (младшая сестра Шаршена Мукаш Абдраев ( композитор, народный артист Кирг ССР) жил и воспитывался в семье Шаршена. И я был погружен в удивительный мир нашего творческого дома, что находился напротив нынешнего кинотеатра “Россия”. Нашими соседями были народный артист Муса Баетов, народная артистка, певица Мыскал Омурканова, народный артист Асылбек Эшмамбетов, народный артист комузист–акын Токтоналы Шабданбаев, писатель Касымалы Жантошев, поэтесса Нуркамал Жетикашкаева, их приемный сын — писатель и киносценарист — Кадыркул Омуркулов, народный артист Кыргызского драмтеатра Касымбек Эшимканов.
    Во втором подъезде проживали артисты Русского драмтеатра, возможно, эвакуированные, имена их не помню. Но фамилии врезались в память: народный артист Казаков, композитор Герман, артисты Офицеров, Каркоцкий, Крамер, Маламуд, Варнавская, Сальников. Пузыревский, жена которого работала в Музее изо. А художник театра Бергер впоследствии уехал в Москву, он работал на Мосфильме. Он мне подарил кисти и краски, это было мое первое сокровище, — рассказал Бейшенов.
    От своих творческих соседей Асаналы Бейшенов (а в доме называли его Асакен) узнал, что артисты во время войны поднимали дух сельских жителей концертами, исколесили на телеге всю Киргизскую ССР. В голод, холод и любую погоду. В те годы имя его дяди, Шаршена, стало чуть ли не нарицательным, он был любимым в народе юмористом и рассказчиком, его скетчи люди знали наизусть. В одном из них он упоминал и об отце Асаналы, рассказывал о колхозном бригадире — своем брате.
    Для детворы из их дома взрослые создавали все условия для развития творчества. Асаналы рано пошел в художественную студию в Дом пионеров и потом без труда поступил в художественное училище, а в дальнейшем — Суриковский художественный институт в Москве. Помимо общения, соревнований, которые взрослые то и дело устраивали во дворе, частенько детям поручалась особая миссия: играть в массовке на сцене театра. Первый раз играли мушкетеров.
    Отец Асаналы Бейшенова — Бейшен Термечиков — до сих пор считается пропавшим без вести. Несколько лет назад внук солдата нашел в базе данных ОБД Мемориал лишь упоминание о том, что он считается пропавшим без вести, и все. Возможно, сын солдата всю жизнь гнал от себя мысли о том, что могло случиться с отцом, сколько боли и мук ему пришлось пережить, и его картина “В Освенциме” о военнопленных — настоящий ад, который переживают узники. Кровожадная война в одной картине. А может, правда, все так и было с отцом?..
    На третьей картине сын пропавшего без вести на войне солдата нарисовал свою семью: себя, жену, дочку с сыном и своего отца в военной форме. Он назвал работу “Памяти отца”. Но, по сути, глядя на работу, слушая самого Асаналы Бейшенова, понимаешь, что подсознательно он осуществил свою детскую мечту, — вернул отца с фронта домой.
    — Нам надо помнить о войне, помнить, чтобы она не повторилась, — говорит Асаналы Бейшенов.

  • кстати
        Напомним, интернет–редакция сайта vb.kg совместно с поисковым движением Кыргызстана “Наша Победа — Биздин Жениш” продолжает съемки Живой книги памяти — проекта “Моя история о войне”. Это наша Вахта Памяти к 75–летию Великой Победы. Любой гражданин Кыргызстана или гость нашей страны может прийти в редакцию и рассказатьна видеокамеру свою историю о Великой Отечественной войне. Особая часть проекта — истории о пропавших без вести, о поиске мест захоронений солдат. Если вы годами ищите информацию о своих родных, можете сообщить, с какими трудностями столкнулись.
        Или просто рассказать о дедушке, прадедушке, о которых другим совсем ничего не известно, в нашем проекте они останутся живыми в ваших рассказах, воспоминаниях родных. Все, отдавшие жизнь за Родину, имеют право на память!
        В неделю планируется выпуск нескольких видеоисторий в формате “Моя история о войне”.
        Запись на съемки по телефону 0(555) 92–36–03, съемки проводятся по пятницам.
        Участникам проекта нужно принести с собой фото, письма, похоронки, которые мы отсканируем и разместим в проекте “Дорога Памяти”.
        То есть фото ваших героев появятся на портале “Дорога Памяти”, а также в Музее Вооруженных сил на Стене памяти и в других интернет–ресурсах.
        Информационный центр “Победа — Жениш–75–Кыргызстан” расположен по адресу: Усенбаева, 2, на территории ИД “Вечерний Бишкек”.
    Светлана ЛАПТЕВА.
    Фото предоставлено героем материала.

    Версия для печати
    К содержанию номера
    На главную страницу
  • О нас
    Контакты
    Обратная связь
    Гороскоп
    Реклама

    Архив ВБ
    1 2 3 4 5 6 7
    8 9 10 11 12 13 14
    15 16 17 18 19 20 21
    22 23 24 25 26 27 28
    29 30 31        

    Реклама
    Рейтинг
    Реклама
    Designed by: Axenov Vyacheslav
    Programmed by: Voevodin Ilya
    © 1974-2020 ЗАО "Издательский дом “Вечерний Бишкек”