Пятница, 22 мая 2020 года. №38 (11673) 
   
Поиск по сайту  
 Сегодня в номере:  Эксклюзив

Политрасклад
В чем сила «Чон Казат»? В ста тысячах сторонников
Подробности
Поизносились за 47 лет
Во время ЧП нельзя было?!
Одуваны плесени расцвели на мякише
Почему автобусы не едут
Антитеррор
Особый правовой режим — необходим
Money манят
Парадоксы пандемии: социальная дистанция сближает банки и клиентов
Безработица будет расти
А как у них
Ха Тэ Ек: Вирус в Корее «забуксовал»
Просто золотой доктор
Эксклюзив
Талант Сооронбаев: Вирус от нас не уйдет навсегда
Ученые подавили коронавирус
Волшебной таблетки от COVID–19 не будет
Эра милосердия
Отчаянное положение
Городская черта
Мэрия хочет отнять у горожан многоэтажки?
Средство для мытья стекол как санитайзер
Экзаменовка
Вместо последнего звонка — большой концерт
У школы съехала крыша
Вечный зов
Анвар Исаев убит в гестапо
В Керчи нашли медаль Максима Архипова
Владимир Логин: Я хочу знать правду об отце
В Северной Осетии ищут родных бойцов из Кыргызстана
Непрошедшее прошлое
Кош келиниздер, Татьяна Михайловна Фрунзе!
Кыргызский акцент посла России Шмагина
Штрафной удар
Позорно экономить на рекордах
Поднебесная в объективе
Сменили обвинительный тон
Си Цзиньпин: Разработанные в перспективе вакцины будут доступны всему миру
5G в метро Шанхая
Эксперты встретились на онлайн–симпозиуме
Пятьдесят миллиардов масок из Китая!
Битва против бархана
С высокой колокольни
Малиновый звон над Кантом
Интернет конкурс
Красавицы Всемирной паутины
Наши за границей
Женщины–птицы рождаются в Беларуси
Ваш выход
На 17 языках мира
Школы едут в жилмассивы
Барды споют на Иссык–Куле
Сказка, клип и новые треки
В облаках надежд
Акция "ВБ"
Тест на доброту
Авто
Актуально о моторном масле
Паркуйтесь под солнцем
Будет проще оформлять
Зачем вам кроссовер?
«Народный» блокпост

Метеосводка по Бишкеку
 на 22.05.2020
атмос. давление 699 мм
относит. влажность 43 проц.
радиационный фон 23.05.2020 мкР/час

 на 5.31
восход 20.24 заход +11...+13
ночью +26...+28 днем 1

Учетный курс валют
 на 22.05.2020
73,21
79,41
1,023
0,1583
9,50



Талант Сооронбаев: Вирус от нас не уйдет навсегда
Коронавирус стал главной темой беседы корреспондента «Вечерки» с главным пульмонологом Минздрава, заведующим отделением пульмонологии и аллергологии Национального центра кардиологии и терапии профессором Талантбеком СООРОНБАЕВЫМ.

—Талантбек Маратбекович, может, не так страшен черт, как его малюют?
    — Не пугаю, а как специалист говорю: пока очень страшен. Коронавирус относится к чрезвычайно опасным вирусам. Из–за своей высокой контагиозности и тяжелого агрессивного течения болезни, заканчивающейся летальным исходом у некоторых заболевших. За четыре месяца он поразил пять миллионов человек, унес триста с лишним тысяч жизней людей почти во всех странах мира.
    Попав в организм человека, он поражает практически все структуры легких, развивается тяжелая атипичная пневмония. Его мишень — не только легкие, но и другие органы и системы.
    И на сегодняшний день нигде в мире нет доказанных методов лечения, нет пока и вакцины. К счастью, у 80 процентов заболевших болезнь протекает относительно легко. Но процентное состояние в любой момент может поменяться. Вирус мутирует и может приобрести более патогенные свойства и станет менее уязвим.
    А потому пока не следует расслабляться, возмущаться, а носить маски и соблюдать личную гигиену, стараться избегать каких–то групповых мероприятий.

— Профессор, вокруг предложенного руководства по лечению коронавируса разгорелся большой спор. В частности, ваши оппоненты считают, что нельзя использовать противовирусные препараты, эффективность которых не доказана. Что скажете?
    — В мире, как я уже сказал, нет лекарств, которые бы доказали на сто процентов свою эффективность при лечении коронавируса. Принимая во внимание большой международный опыт использования противовирусных препаратов в Китае, Европе, США и многих других странах, имеющиеся на тот период данные и рекомендации, ведущими специалистами нашей страны были разработаны 1–я и 2–я версии временного руководства, утвержденного Минздравом. В него вошли противовирусные препараты с учетом, конечно, их пользы и риска для больного.
    Хочу особо подчеркнуть, что ни в одной стране мира ни одному больному, в том числе и в Кыргызстане, насильно не назначают противовирусные препараты, тем более если человек не хочет, чтобы их использовали при лечении. И, разумеется, ни один врач не возьмет на себя такую ответственность.

— Но почему именно вокруг противовирусных препаратов такой ажиотаж? Они так опасны? Почему требуется даже согласие больного на их применение? Хотя, как известно, нет ни одного лекарства, которое не имело бы побочный эффект, витамины и те не безвредны.
    — Безусловно, у каждого препарата есть риск и польза. У противовирусных тоже есть подобные эффекты, поэтому нужна осторожность в противовирусной терапии, нужно как можно точнее определить показания для их назначения, чтобы пользы для больного было больше.
    Нет ведь и разработанной схемы лечения этой болезни пока ни в одной стране. Мир столкнулся с ней впервые. В нашей схеме мы используем, когда это необходимо, два противовирусных препарата, в других странах — четыре и более. И в комплексе с другой терапией мы наблюдали, что противовирусная дает положительный эффект у ряда тяжелых пациентов. Кстати, один из препаратов в Америке уже зарегистрирован и утвержден для лечения больных с коронавирусом.
    Тема противовирусной терапии сегодня чрезвычайно болезненная. Но если причиной болезни является вирус, то многие эксперты считают, что нужно давать больному лекарство, направленное именно на вирус. В конце концов мы не можем ограничить права наших пациентов. Если у больного болезнь протекает тяжело, то у него есть шанс на жизнь в виде этого препарата. Почему его не использовать?
    ВОЗ сейчас инициировала исследования под названием “Солидарность”, к которому Кыргызстан тоже присоединился. В процессе анализа будет установлено, какой из противовирусных препаратов более эффективен при лечении.
    В разработке нашего нынешнего временного клинического руководства по лечению больных с тяжелой формой коронавирусной инфекции принимали участие ведущие специалисты в разных областях медицины. Руководство потому и называется временным, что в зависимости от сложности ситуации, состояния больных, оно может меняться. В настоящее время обсуждается третья версия такого клинического руководства, куда будут внесены изменения в соответствии с появившимися новыми данными и проводимым исследованием ВОЗ.
    И потом: назначать противовирусный препарат тяжелому больному или нет, один врач не решает, а только консилиум из четырех специалистов, причем необходимо их совместное согласованное мнение.
    И когда в соцсетях пишут, что, дескать, противовирусный препарат назначают против воли больного, всем подряд, не верьте, это неправда.
    Подобные руководства используются, повторяю, в разных странах мира, и никто там не нагнетает страсти из–за использования противовирусных препаратов. Специалисты из Китая, Польши, которые приезжали к нам, сказали, что в Кыргызстане проводится такое же лечение, как и в других странах. Они признали, что используется эффективная схема лечения.

— Больным с легким течением болезни противовирусные средства не назначают?
    — Об этом и речи быть не может. Больные с легкой формой COVID–19, бессимптомные, получают симптоматическое лечение, то есть по потребности. Если, например, у пациента повысилась температура, ему дают ибупрофен или парацетамол и продолжают наблюдение за ним.

— Почему в нашей стране по сравнению с другими странами ЦА не очень высокий уровень заболеваемости и смертности от коронавируса? Статистика честная?
    — В нашей стране эпидемия протекает по более мягкому сценарию. В целом, на мой взгляд, противоэпидемиологические мероприятия были проведены правильно, у нас сразу создали обсервации и смогли изолировать людей с подозрением на COVID–19, изоляция всех прибывающих ведется строго и четко. ЧС и ЧП тоже вовремя и правильно были введены.
    Хорошо организован и лечебный процесс, в больницах есть все препараты для лечения. И схема лечения адекватная. У нас было около ста очень тяжелых пациентов, из которых умерли 14 человек. Но остальные–то выписались, некоторые из них уже приходят к нам на реабилитацию. Им надо помогать восстановить функцию легких в полном объеме, поскольку у многих наблюдается одышка, кашель. У нас уже есть опыт проведения реабилитации легочных больных после перенесенных ими тяжелых заболеваний, разработанный совместно со специалистами из университетов Англии и Швейцарии. Результаты очень хорошие. И теперь мы начали работать с больными после коронавирусной инфекции.
    Кроме этого, мы сейчас начали еще и другую разработку по реабилитации больных, перенесших коронавирусную инфекцию вместе с коллегами из другого английского университета Лестера.
    И, конечно, мягкий сценарий был бы невозможен без усилия врачей и медицинских сестер. Страна должна гордиться нашим медицинским сообществом — профессиональным и смелым.
    Сейчас, например, шестая больница переведена на казарменный режим из–за вспышки внебольничной пневмонии. Я встречался с медиками в той зоне, где они живут, и увидел, что они не упали духом, напротив, у всех оптимистический настрой. На кыргызских медиков всегда можно положиться, но надо ценить их труд и защищать их самих.

— Вы считаете, что перенесшие COVID–19 нуждаются в реабилитации?
    — Конечно, не все. Но переболевшие в тяжелой форме в обязательном порядке должны получить восстанавливающее лечение. Пока у многих еще наблюдаются остаточные изменения в легких. То есть люди нуждаются в хорошей реабилитации, и мы постараемся помочь им справиться с последствиями перенесенной болезни.

— Можете попытаться спрогнозировать дальнейшее развитие заболеваемости. Что дальше ждать от вируса? И когда он может от нас наконец–то уйти?
    — Ситуация вроде бы начала стабилизироваться Но возвращаются из–за рубежа наши соотечественники, среди которых выявляются больные. Поэтому надо сейчас очень строго соблюдать имеющийся алгоритм действий, чтобы не упустить вирус из–под контроля.
    Много еще больных остаются в Республиканской инфекционной больнице, насторожила, конечно, вспышка в Нарыне. Но тем не менее ситуация не ухудшается. Уменьшилось количество тяжелых больных.
    Но ВОЗ прогнозирует вторую волну коронавируса. Даже если ВОЗ ошибается, то в любом случае до конца года надо быть предельно осторожными. Как поведет себя вирус в дальнейшем, будет зависеть и от нашей с вами самодисциплины.
    Коронавирусная инфекция живет с нами уже многие годы. И этот новый коронавирус уже не уйдет от нас навсегда. Он, как и грипп, останется и будет периодически напоминать о себе. И больные им по–прежнему будут. Конечно, не в таких количествах.

— Но это же не значит, что с ним надо смириться. Что, на ваш взгляд, надо сделать, чтобы снизить агрессивность вируса?
    — Чтобы мы могли в будущем серьезно противостоять этим инфекциям, надо больше внимания уделять научным исследованиям, интегрироваться в международную научную сеть. И это не только из–за этой конкретно коронавирусной инфекции. На смену этому коронавирусу может прийти другой, не менее коварный. И поэтому, на мой взгляд, надо уже думать о создании сильных научных команд, которые могли бы проводить исследовательскую и аналитическую работу, прогнозировать, внедрять новые технологии и подходы в диагностике и лечении тех или иных заболеваний. Тем более у нас уже есть опыт международного научного сотрудничества. Восьмой год с учеными Цюрихского университета и его госпиталем мы проводим разработки доступных технологий лечения респираторных больных. Год назад вместе со швейцарскими коллегами мы начали одними из первых в мире исследования по использованию высокопоточной кислородной терапии.
    И когда в Кыргызстане стали выявляться больные с тяжелой дыхательной недостаточностью, спасти некоторых из них помогла именно эта технология — высокопоточной кислородной терапии. Стандартная кислородная терапия не насыщала кровь и организм больного кислородом в необходимом объеме. И тогда по согласованию со своими швейцарскими коллегами мы начали применять наш метод. Они даже порекомендовали нам использовать кислород из нескольких источников. Одному очень тяжелому больному мы подали кислород из пяти источников сразу. И таким образом, удалось поддерживать уровень кислорода в крови этого пациента в достаточном объеме. Кстати, этот больной, помимо кислородной терапии, получил еще и противовирусную. Благодаря комплексному лечению удалось справиться с болезнью, хотя пациент был на грани жизни и смерти.
    Швейцарцы передали нам и специальные носовые катетеры и аппараты для проведения высокопоточной кислородной терапии.
    Наши исследования не прошли даром, благодаря им удалось вывести нескольких больных из очень тяжелого состояния. Это как раз та ситуация, когда наука помогает практике.

— А есть с кем проводить такие исследования? Кто сможет внедрять их в жизнь?
    — Я всегда говорил и сейчас повторю, что нужно готовить кадры нового поколения. Надо уделять больше внимания респираторной медицине. Мне кажется, уже с этого года надо начать подготовку специалистов по нескольким направлениям: респираторная медицина, эпидемиология, вирусология, инфекционная патология.
    Мы хотим создать мультидисциплинарную команду исследователей. Пригласим в нее реаниматологов, инфекционистов, врачей других специальностей. Члены ее будут работать в содружестве с исследователями других стран. И врасплох нас вирус уже не застанет.
    Считаю, что в стране надо вообще усиливать респираторную медицину, вплоть до создания пульмонологического центра. Тем более что бронхолегочная патология в нашей стране одна из краеугольных.

— Кстати, а почему вдруг у нас стало так много больных с обычной, так называемой внебольничной, пневмонией? С чем это связано?
    — Это, конечно, связано с коронавирусной инфекцией. Ранее — в 2018–2019 годах — не было никаких скачков заболеваемости.
    Все больные с пневмонией проходят сейчас лечение в шестой больнице. Врачи этой клиники организовали лечение с требованиями инфекционного контроля четко и быстро. Больные с обычной пневмонией получают хорошее лечение. Если анализы на коронавирус у них будут отрицательными, то их выпишут домой после лечения. Если положительными, то переведут лечиться в Республиканскую инфекционную больницу. Уже троих перевели. Этот опыт тоже важен на будущее.

— Впереди осень, а как известно, это простудная пора. И ситуация может усугубиться...
    — Поэтому мы должны готовиться к осени. Необходимо уделить внимание и подготовиться к вакцинации против гриппа. Мир пока ищет вакцину от коронавирусной инфекции. А вакцина от гриппа есть, и, считаю, ее надо использовать. И еще нужно вакцинировать население группы риска от пневмококковой инфекции.

— Почему при COVID–19 образуются тромбы?
    — По мере работы с пациентами с коронавирусной инфекцией стало понятно, что мы имеем дело не только и не столько с поражением легких, но и с вовлечением других систем организма. Прежде всего надо отметить необычную активацию свертывающей системы крови, которая может проявляться тромбозами различной выраженности и локализации. Тромбы малых размеров (микротромбоз) могут формироваться в самих органах и тканях, начиная от легких, заканчивая кожей. Патологоанатомы на вскрытии нередко описывают в легких не картину классической пневмонии, а именно множественные тромботические поражения на фоне обширного воспаления.

— Говорят, что у таких пациентов появляется еще и кожная сыпь?
    — Да, такой феномен есть. Кожную сыпь вначале принимали за аллергию на лекарства. Потом стало понятно, что это следствие тромботического и иммунного поражения микрососудов. Крупные тромбозы “отвечают” за серьезные сердечно–сосудистые катастрофы — инфаркт миокарда, инсульты, острую ишемию конечностей. Опять же, время от времени возникают ситуации, когда у пациента, госпитализированного по поводу коронавирусной пневмонии, уже в стационаре развивается инфаркт миокарда или инсульт. И это не просто совпадение, а следствие одного патологического процесса.
    Зарубежные коллеги описывают ситуации, когда COVID дебютирует инфарктом миокарда или инсультом.

— С тромботическими осложнениями можно бороться?
    — Практически все пациенты, поступающие в клиники, получают препараты для разжижения крови, так называемые антикоагулянты. Они есть в нашем клиническом руководстве по лечению коронавируса.

— Значит, можно для профилактики принимать тот же аспирин?
    — Хочу предостеречь от самолечения. Антикоагулянты — это не аспирин, который одно время назначали всем подряд. Нет, аспирин в этой ситуации не работает. Речь идет о совершенно других препаратах, которые вводят подкожно, иногда под лабораторным контролем. Поэтому не надо атаковать аптеки с просьбой продать антикоагулянт. Это лекарство может назначить только врач.

— Профессор, так есть повторные случаи заражения COVID–19? Или все–таки у перенесших его стойкий иммунитет?
    — Иммунитет к коронавирусу вырабатывается. Как и к другим вирусам. Это подтверждает и тот факт, что китайские врачи успешно использовали сыворотки крови излечившихся пациентов для лечения больных. Следовательно, антитела выздоровевших людей успешно справлялись с вирусом. С этим мнением согласны и другие ученые и практики.
    Другое дело, на какой срок может вырабатываться иммунитет и как быстро мутирует вирус. Прошло еще слишком мало времени, чтобы знать ответ на этот вопрос. Но, насколько мне известно, повторных случаев заболевания коронавирусом в мире нет.
Нина НИЧИПОРОВА.
Фото автора.

Версия для печати
К содержанию номера
На главную страницу
О нас
Контакты
Обратная связь
Гороскоп
Реклама

Архив ВБ
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Реклама
Рейтинг
Реклама
Designed by: Axenov Vyacheslav
Programmed by: Voevodin Ilya
© 1974-2020 ЗАО "Издательский дом “Вечерний Бишкек”