№43 (11678)
Пятница, 26 июня 2020 года


Гиннессу такое и не снилось
Поклонники поэтического творчества бывшего журналиста газет “Вечерний Бишкек”, “МСН”, “Кыргызстан Кроникл”, журнала “Литературный Кыргызстан” Александра НИКИТЕНКО (1948 — 2014) готовят необычную заявку в Книгу рекордов Гиннесса.
    Поэтоманы намерены добиться всемирного признания Никитенко как абсолютного чемпиона планеты по числу составленных и опубликованных им палиндромонов, они же “перевертыши” или “рачьи стихи”.
    Прочитайте справа налево одну из 20 тысяч (!) опубликованных никитенковских палиндромных строк: “А Луна Бишкек шибанула!”. Одинаково, что слева направо, что справа налево.
    Никитенко однажды даже огорчился, когда узнал, что один столичный профессор придумал чудо–строчку–перевертыш “городок Бишкек шибко дорог”.
    И с явной поэтическо–спортивной злостью Александр за несколько часов составил тогда целое палиндромное стихотворение на бишкекскую тему. Каждая строка — перевертень: “Яко Бишкек шибок я. // Яро Бишкек шиб, оря.
    У Никитенко даже есть много поэм, написанных строками–палиндромонами. Среди них и историческая, про гражданскую войну на юге России 100 лет назад: “Он хам, Махно!”.
    Недаром на Олимпийских играх в Древней Греции обязательно выступали и поэты. Никитенко со своим многолетним опытом спортивного журналиста (и чемпиона республики по боксу!) с полным основанием и без ложной скромности говорил про свою гигантскую коллекцию собственных палиндромонов так:
    — Да я стал обладателем мирового рекорда, этаким чемпионом планеты в данной области, поэтическим победителем–олимпийцем, чего из истории уже не выкинешь!
    Подобных строк–перевертней у поэтов Гаврилы Державина и Афанасия Фета по нескольку, типа хрестоматийно известных “А роза упала на лапу Азора” или “Я иду с мечем, судия”. У некоторых других знаменитостей — от силы десятки, очень редко сотни. А Никитенко — бесспорный и недосягаемый в русской литературе чемпион перевертней–палиндромонов.
    В активе поэта целая книга палиндромонов “Переворачиваю мир”. Ни много ни мало 223 страницы. Аналогов ей в русской словесности нет.
    Номинирующие Александра Никитенко в Книгу рекордов Гиннесса бишкекские энтузиасты–поэтоманы — люди скромные. Просят пока не называть их имен: “Вот если наша затея с книгой рекордов увенчается успехом, тогда можно раскрыть наши имена”.
    Зато энтузиасты хотят огласить другой список. Они надеются, что их демарш поддержат давно признанные классиками друзья Никитенко, который переводил их стихи с кыргызского на русский, поэты–однофамильцы Рамис и Акбар Рыскуловы.
    Однофамильцы Рыскуловы наверняка особо ценят, что Александр Никитенко выступал за развитие палиндромонии в кыргызском языке с его жемчужинами типа “апа”, “ата” и “нан”.
    Рассчитывают и на поддержку депутата Жогорку Кенеша Натальи Никитенко. Она не родственница, тоже лишь однофамилица поэта, но помнит и ценит его как поэта–палиндромониста, как товарища своего отца, с которым поэт учился в Лебединовской средней школе.
    Конечно, будет содействие и давних никитенковских друзей–стихотворцев профессора Анэса Зарифьяна, народных поэтов КР Светланы Сусловой и Вячеслава Шаповалова.
    А тем, кому его галактика палиндромонов якобы надоела, Никитенко отвечал вполне по–хулигански–пушкински: “Спасибо, критик, за хулу. Когда садился я к столу, как раз тебя имел в виду я: меня прочтешь ты, негодуя!”.

Александр ТУЗОВ.
Фото “ВБ”.