№43 (11678)
Пятница, 26 июня 2020 года


неудобная правда
Ни денег, ни больниц
    Данияр Аматов, детский кардиолог, ассистент кафедры факультетской педиатрии КГМА им.Ахунбаева:

    — Карантин был введен, чтобы выиграть время и изолировать население друг от друга, а за это время подготовить инфраструктуру, построить новые больницы, чтобы во время пика эпидемии и когда начнутся массовые заражения и осложнения иметь возможность госпитализировать людей в специально приспособленные для лечения условия. Как это было сделано у наших соседей в Узбекистане, Казахстане, России и в других дальних странах.
    К сожалению, мы пропустили этот момент. Мы закрылись, но не использовали правильно выделенные нам средства для помощи, а ведь они целевым образом пришли на здравоохранение, и не только для закупки СИЗ и других одноразовых материалов. За такие деньги можно было построить новые больницы. Даже на территории инфекционной больницы можно было найти место для строительства, и на тендерной основе делегировать эту задачу нашим брендовым строительным компаниям. И они спокойно построили бы, ведь за год они поднимают целые жилые комплексы и микрорайоны!
    Только на территории Национального госпиталя можно построить несколько больниц, неосвоенные площади есть и на территориях Республиканского центра психического здоровья, городской детской клинической больницы скорой помощи, Национального центра фтизиатрии, Национального центра онкологии и т.д. Можно было под корень снести одну из старых больниц и отстроить ее заново.
    Было также ошибкой и то, что отрезали регионы от центра, где находятся третичные звенья здравоохранения и научной медицинской помощи. Родители не могли доставить к нам своих детей для специализированной помощи по тем нозологиям, по которым не могут оказать помощь в региональных больницах. А, как мы все знаем, педиатрия в регионах умерла, кроме Оша и Бишкека, не везде есть нужные отделения. Хорошо, что коронавирус поражает детей не сильно, и у них случается намного меньше осложнений, чем у взрослых.
    Есть такое понятие, как своевременная помощь при различных патологиях, и я думаю, что многие люди пострадали именно из–за блокирования регионов. Чтобы делать окончательные выводы, надо поднять статистику, сколько человек там умерло за время карантина и сколько было суицидов и случаев домашнего насилия и посмотреть в сравнении, как мы пострадали от обычных заболеваний и от коронавируса.

Люди потеряли право на помощь
    Талантбек Батыралиев, кардиолог, экс–министр здравоохранения КР:

    —У нас было достаточно времени подготовиться и не было причин для паники. Количество заболевших в первые три месяца, и особенно тяжело больных, было чуть больше десятка. Пока мы подстраивались под все изменения, которые диктовала ВОЗ, и постоянно переориентировали наших людей, называя разные сроки пика пандемии, с аптечных складов стали исчезать препараты, люди скупали даже не нужные, и таким образом мы предоставили хорошую возможность заработать фармацевтическим компаниям. Вся поступившая помощь ушла на закупки. В то же время международные организации, выделяющие средства на борьбу с COVID, ждали от нас каких–то рациональных предложений и проектов, когда как такие державные страны, как Россия и Китай, спокойно их реализовывали в отличие от нас, которые не были заинтересованы улучшить инфраструктуру лечебных учреждений.
    Пандемия завтра от нас никуда не уйдет и будет с нами жить, и мы должны грамотно ей противостоять, и вопрос “Кто кого?” должен решиться в пользу людей, а наши люди просто перестали нам верить.
    Больше всего было жалоб на то, что был закрыт доступ в медучреждения, и это выглядело очень антигуманно, потому что люди потеряли право на помощь. Я считаю, что это ошибка экспертного совета и штаба Минздрава, потому что именно они определяли структуру борьбы с коронавирусом в стране, включая закупки, а также решение медицинских проблем. Да, пандемия — это вирус, который больше всего поражает органы дыхания, но нельзя замыкаться только на этом и нельзя делать упор лечения только на инфекции. Необходимо было в срочном порядке организовать и решить вопросы с четкой диагностикой, локализацией и изоляцией, и в некоторых случаях совсем не обязательно было принимать поспешные решения о закрытии больниц. Часть пациентов наверняка до нас не дошла, и они умирали на дому. Более 95% всех наших умерших от СOVID–19 на самом деле умерли от сопутствующих заболеваний: от сахарного диабета, коронарных проблем и др.
    В борьбе с ковидом, нельзя делать упор только на наличие СИЗ на складе. Работа должна быть всесторонней и комплексной.

Нина НИЧИПОРОВА.