№43 (11678)
Пятница, 26 июня 2020 года

cтоп, зараза!
Летит, ползет, весь урожай сожрет
Угроза распространения саранчи на территории республики вполне реальна. Какая ведется борьба против насекомых, корреспонденту “Вечернего Бишкека” рассказал заведующий отделом департамента химизации и защиты растений Минсельхоза КР Алмаз АЛАКУНОВ.

— Начнем с главного: какова опасность того, что саранча погубит нынешний урожай?
    — Не допустим этого, хотя борьба с насекомыми идет непростая. Ранней весной мы выяснили, что появление местных видов саранчи возможно на территории в 120 тысяч гектаров, что составляет десятую часть от всех сельхозугодий республики. Если бы мы прозевали период роста насекомых, то сейчас бы имели другую, ужасную картину: саранча способна быстро размножаться и продвигаться по территории страны. Кроме того, возможен мощный десант перелетной саранчи. В нынешнем году она встала на крыло в Африке, достигла берегов Индии, Ирана, Пакистана и, как нам стало известно, некоторых сопредельных государств (в чем их власти, к сожалению, не признаются). Так что опасность появления саранчи в Кыргызстане еще остается.

— А почему ваши коллеги из–за рубежа не всегда открыто говорят о пришествии вредных насекомых?
    — Мне трудно ответить на этот вопрос. Наверное, не хотят ронять свою репутацию.

— Какие меры были приняты по уничтожению саранчи?
    — Самые решительные. Мы понимали, что этот год отягощен другими проблемами, поэтому просто не имели права сработать небрежно.
    Первые отложения личинок саранчи были найдены в апреле в Аксыйском районе Джалал–Абадской области, затем во всех других регионах страны. Всего саранча найдена на площади в 46 тысяч гектаров из 62 тысяч обследованных. На сегодняшний день обработаны химическими препаратами 33 тысячи 619 гектаров.

— Не мало?
    — Но ведь работа еще не завершена, на борьбу с насекомыми брошены большие силы.

— Какие именно?
    — В прошлом году японское Агентство международного сотрудничества JICA, а также Продовольственная и сельскохозяйственная организация объединенных наций (ФАО) в Кыргызской Республике приобрели для нас 10 высокопроходимых автомобилей “Тойота” с необходимым набором опрыскивателей. Такие машины способны обработать 600 гектаров полей в день. Рассчитываем, что через несколько недель мы обработаем все участки, в районе которых была замечена саранча.
    Кроме того, в департаменте есть пять тракторов, которые тоже задействованы в уничтожении саранчи. Их производительность, правда, значительно меньше, зато тракторы необходимы в труднодоступных местах.
    Сейчас ведем переговоры с ФАО о дополнительном приобретении автомобилей и тракторов.
    В начале года мы провели также тендеры на приобретение необходимых химикатов. Пригласили на временную работу опытных водителей. Одним словом, работа по уничтожению саранчи идет успешно.

— Малую авиацию применяете?
    — В этом уже нет необходимости. Наземная техника справляется не хуже.

— Используете биологические препараты по уничтожению саранчи? Все–таки химия — опасная вещь?
    — Наши специалисты, работающие на полях, действуют строго по инструкции, поэтому отравление сельхозкультур химикатами исключается. Да, биологические препараты безвредные, но они поздно начинают работать, то есть уничтожают саранчу где–то через 20 дней после опрыскивания, а за это время саранча уже способна причинить большой вред сельхозкультурам.

— Скажите, почему саранча появляется почти каждый год? Разве нельзя ее искоренить раз и навсегда?
    — Насекомое откладывает личинки глубоко в землю, поэтому их далеко не всегда удается уничтожить. А как можно победить перелетную саранчу? Это вообще трудноразрешимая задача. Хотя должен отметить, что при соответствующем сотрудничестве с коллегами из–за рубежа этой цели можно было бы достичь.

Вячеслав АНИКИН.
Фото “ВБ”.