№43 (11678)
Пятница, 26 июня 2020 года


Овчарки ректора загрызли ребенка
Если собака — друг человека, то ее хозяин, как показывает практика, далеко не всегда. Если вас укусит собака, то с проблемами столкнетесь в первую очередь вы сами, а не хозяин животного. В следственной практике на всем постсоветском пространстве зарегистрированы единичные случаи, когда факт нападения собаки на человека стал бы предметом расследования в судах. Такие дела либо не возбуждались, либо благополучно разваливались в судах.
    А в Кыргызстане практически не было случаев, когда дела подобного рода вообще доходили до суда. Хотя почти ежедневно и раньше, и сейчас только в столичный травмопункт обращаются пострадавшие, покусанные, в том числе собаками бойцовских пород, которые, разумеется, имеют своих хозяев.
    — Расследование таких преступлений, как причинение смерти по неосторожности, а именно по этой статьей классифицируются подобного рода происшествия, представляют собой неимоверную сложность. Но одно из таких дел нам все–таки удалось довести до приговора, — говорит почетный работник Генеральной прокуратуры заслуженный юрист Кыргызской Республики Азиз АЛИЕВ. — Это дело хоть и в архиве уже, но не потеряло своей актуальности по сей день.
    ...В отделении реанимации Национального центра охраны материнства и детства был доставлен трехлетний малыш Жумамырза Ахматов со множественными укусами собаки. У ребенка были повреждены крупные сосуды, позвоночник. Мальчик не приходя в сознание скончался.
    В Аламудунский РОВД обратились близкие родственники погибшего ребенка. Хотя перспектив, что по нему будет проведено расследование, было мало. Очевидцев нападения собаки не было. Возможно, что на малыша напали дворовые собаки. А их в селе Беш–Кунгей пруд пруди в каждом дворе, не считая бездомных. Дикий случай, конечно, потряс не только сельчан, но и, без преувеличения, всю страну. И учитывая, что дело получило широкий общественный резонанс и представляло большую сложность в расследовании, Азиз Алиев, который в то время был заместителем прокурора Чуйской области, истребовал материалы из РОВД, возбудил уголовное дело по признакам преступления статьи 101 УК (прежняя редакция) “Причинение смерти по неосторожности” и поручил его расследование следователю по особо важным делам областной прокуратуры Женишу Сеитову. Профессиональная честь, и чувство долга, да и чисто человеческое чувство справедливости и сочувствие к горю родителей мальчика не позволили заместителю прокурора Алиеву провести расследование абы как, поверхностно. Как говорят следователи, у каждого преступления есть глаза и уши, требуются только высокий профессионализм, оперативность и, конечно, мужество следователя, чтобы его раскрыть. Поэтому Азиз Алиев поручил это расследование опытному прокурорскому работнику и, по сути, вместе с ним по крупицам распутывал чудовищную смерть маленького мальчика.
    Жениш Сеитов подошел к делу как истинный профессионал — хорошо изучил место происшествия, причем даже раздобыл его снимок, сделанный спутником, изъял одежду, в которой был малыш в момент нападения собаки или собак, тогда пока было еще неизвестно. Разумеется, вдоль и поперек была прочесана местность, опрошены тщательно сельчане, особенно проживающие неподалеку от места ЧП. В результате расследования Алиев и Сеитов сошлись на версии, что мальчика могли загрызть собаки жителя села Беш–Кунгей — ректора одного из университетов в Бишкеке. Многое говорило в пользу этой версии.
    Разумеется, владелец собак — среднеазиатской и восточно–европейской овчарок — категорически отрицал тот факт, что они могли выйти за пределы двора и, мягко говоря, неохотно шел на контакты со следователем. Не обошлось и без “телефонного права”. Но ни Алиев, ни Сеитов не отступились от этого дела и настояли на продолжении расследования.
    Даже связи известного ректора не сработали против двух упертых прокурорских работников. В конце концов хозяин овчарок был вынужден подчиниться закону: ему пришлось открыть двери дома для осмотра и проведения следственного эксперимента. Сеитову удалось во время него установить, что псины свободно разгуливали по двору и могли выбежать на улицу. Не без труда собак пришлось забрать и поместить в кинологический приемник МВД. Специалисты отобрали у них образцы шерсти и оттиски зубов, с которых были изготовлены модели зубов обоих челюстей, после чего были назначены судебно–биологическая и судебно–трассологическая экспертизы.
    И Алиев, и Сеитов с нетерпением ждали результатов экспертизы, хотя интуиция и профессиональное чутье подсказывало, что ребенок умер от укусов именно этих псов.
    Так и вышло. Согласно заключениям экспертов, шерсть, обнаруженная на одежде потерпевшего мальчика, принадлежала собакам ректора. Повреждения, имеющиеся на одежде малыша, образованы в результате укусов. Фотографии собак показали жителям села, и те сказали, что овчарки нередко разгуливают по селу без присмотра, за день до трагедии их также видели на улице. Ветврач добавил, что они не проходили вакцинацию и на учете у него не состояли.
    По делу была произведена еще масса следственных действий. В результате четко и профессионально проведенного расследования преступления было установлено, что ректор и его родственник, который, собственно, ухаживал и присматривал за овчарками, зная, что собаки бойцовской породы представляют опасность для чужих людей, оставили их без присмотра. Псы выбежали на улицу и напали на маленького ребенка.
    Владельцу собаки и его родственнику были предъявлены обвинения и избраны меры пресечения, не связанные с лишением свободы.
    — Известный адвокат ректора, помнится, сказал мне с усмешкой, вы что, псов будете привлекать к ответственности? — вспоминает Азиз Алиев.
    Уголовное дело было направлено в суд. Суд признал и ректора, и его родственника виновными в совершении преступления, предусмотренного ч.1 статьи 101 УК (прежней редакции) “Причинение смерти по неосторожности”. Ректор был приговорен к штрафу в сто тысяч сомов в доход государства, а его родственник, который недосмотрел за псами, к трем годам лишения свободы, его взяли под стражу в зале суда. С обоих взыскали миллион сомов для возмещения морального вреда потерпевшей стороне. Приговор был оставлен в силе Чуйским областным судом.
    Не возьмись за это дело Алиев, который тогда занимал должность заместителя прокурора, то вряд ли бы кто понес наказание. Только благодаря его высокому профессионализму, компетенции, блестящей организации надзора и контроля и прирожденному, можно сказать, дару следователя по особо важным делам Жениша Сеитова это преступление было раскрыто. И не собаки виноваты в смерти трехлетнего малыша, а их хозяин, поскольку содержание одной бойцовской собаки, как известно, равно владению оружием и требует такой же ответственности.
    P.S. Расследование таких преступлений, как причинение смерти по неосторожности, представляло определенную сложность для прокуроров и следователей всего постсоветского пространства. Поэтому расследование этого преступления, проведенного прокуратурой Чуйской области Кыргызской Республики, стало классическим образцом безупречной и профессиональной работы для других. Этот случай был опубликован в журнале “Прокурорская и следственная практика органов, генеральных прокуратур стран СНГ”.

Нина НИЧИПОРОВА.
Фото Владимира ПИРОГОВА
и из Интернета.