№43 (11678)
Пятница, 26 июня 2020 года


Закон остался в дыму
Депутаты последнего, теперь уже можно сказать, созыва парламента останутся в памяти народа как адвокаты сизого змия. Большинство из них отчаянно сопротивлялись принятию законопроекта «О защите здоровья граждан Кыргызской Республики от последствий потребления табака и воздействия окружающего табачного дыма (аэрозоля)». Они ушли «победителями», так и не приняв важный государственный закон, спасший бы от тяжких болезней и смертей тысячи кыргызстанцев.
    Табачное лобби в очередной раз показало свою силу. Об этом можно судить по тому, что любой вопрос, так или иначе касающийся табачных изделий, натыкается у нас на него. Табачные корпорации, ловко используя методы скрытой борьбы через своих представителей и “помощников” в высших кругах, сражаются за сохранение своих прибылей весьма успешно. “Адвокаты” в разных сферах помогают им, разумеется, не безвозмездно. Да и у некоторых наших депутатов и чиновников бизнес связан с торговлей, в том числе табачными изделиями. А потому важный законопроект пролежал без рассмотрения полгода. В декабре прошлого года его приняли в первом чтении. А до второго дело так и не дошло по этой самой, надо полагать, причине. Хотя законопроект прошел экспертизу в правительстве, в него были внесены изменения с учетом его замечаний. А также депутатских после первого обсуждения в ЖК.

— Действующий закон, надо понимать, устарел, если разработали новый законопроект? — спросила корреспондент “Вечерки” у заведующей отделом по борьбе против табака Республиканского центра укрепления здоровья и МК Чинары БЕКБАСАРОВОЙ.
    — В действующий закон инициаторы внесли около 80 процентов изменений. Поэтому и было решено разработать новую редакцию закона.

— Что в нем принципиально нового. Почему законопроект продвигается с большим скрипом?
    — В нем больше ограничений. Например, в действующем законе разрешается курить в кафе и ресторанах, но в специально отведенных для курящих залах. Хотя специально отведенные помещения не выделяются. А два зала в одном помещения для курящих и некурящих — это не выход.
    Двери из одного помещения в другое, как правило, открыты, и дым, образно говоря, из курилки поступает в чистую зону. И некурящие посетители кафе, в том числе дети, подвергаются никотиновой атаке не в меньшей степени, чем сами курящие. То есть в общественных местах частичные запреты не работают. Пассивные курильщики, вдыхая ядовитый дым, по–прежнему подвергаются риску серьезных заболеваний.
    Поэтому в новом законопроекте предлагается ввести полный запрет на курение в заведениях общественного питания, вообще внутри всех заведений, в том числе в офисах компаний, на предприятиях, а также во всех общественных местах, тем более с большим количеством людей. Например, на собраниях, даже если они проходят под открытым небом, на пляжах, остановках транспорта и так далее.
    Действующим законом запрещена реклама табака везде, кроме мест торговли табачными изделиями. Поэтому в местах продажи сигарет проводятся PR–акции. Девушки–волонтеры призывают поучаствовать в конкурсах, дарят подарки тем, кто покупает пачку сигарет определенной марки. И немало народа участвует в таких шумных шоу. Такие мероприятия, например, проводились в ЦУМе. Поэтому инициаторы законопроекта прописали полный запрет на рекламу табака, в том числе в местах его торговли.
    Запрещается также открытая выкладка сигарет в местах их продажи, поскольку это тоже своего рода реклама. Более того, в некоторых магазинах они лежат рядом с соками, шоколадом. На рынках вообще установлены витрины с продукцией. Новый закон обязывает все торговые организации хранить табак в закрытых коробах, рядом с которыми будет вывешен список с имеющейся в продаже продукцией. Во многих странах ЦА, России, Беларуси такой порядок уже давно введен.

— Электронные сигареты, кальяны тоже подпадают под этот запрет?
    — Они должны регулироваться как табачные изделия, на них должны быть нанесены предупредительные надписи и картинки, подобные тем, которые имеются на пачках сигарет.
    Сейчас распространены новые табачные изделия с электронной системой нагревания табака Айкос. Основное отличие Айкос от сигареты состоит в том, что во время курения сигареты человек вдыхает дым, а при использовании этого устройства он вдыхает пар. Стики (маленькие сигареты, содержащие табак) в этом случае не горят, а нагреваются. Но вред от них не меньше, чем от сигарет. Поэтому, согласно новому законодательству, все эти устройства должны регулироваться законом, как все виды табачных изделий.

— А производство, продажа насвая как–то подпадают под действие законопроекта, который был внесен на рассмотрение в парламент?
    — Действующий закон предусматривает, что насвай подлежит акцизному налогообложению. Но эта статья не работает, потому что насвай производится у нас нелегально, а продается, наоборот, открыто. Но если нет легального производства, то почему его разрешают продавать? В таком случае надо запретить его. Тем более если учесть, что этот табачный продукт для здоровья еще вреднее, чем даже сигареты. В его составе масса опасных для здоровья ингредиентов — низкосортный табак, известь, клей, даже куриный помет. Никто никогда не проверял, из каких веществ он состоит, в каких условиях готовится, потому что нет законодательного акта, который дает право это делать. Поэтому надо запретить и его производство, и продажу. Либо регулировать законом.
    Необходимость регулирования производства и продажи насвая в законодательном порядке возникла не только из–за его опасности для здоровья, а еще потому, что он очень широко распространен. В Баткенской области, например, 60 процентов населения потребляют насвай. Курящих там мало. В республике, по данным последних исследований, 21 процент мужчин употребляет насвай. Раньше было семь, то есть увеличилось количество людей, потребляющих насвай, в три раза.
    В три раза увеличилось и количество подростков, пристрастившихся к нему. Среди девочек тоже есть желающие. Многие учащиеся, как выяснилось из опроса, пробовали курить, но на сигареты денег не хватает, поэтому переходят на дешевый, вредный насвай. Табак — это та же зависимость, подростки не в состоянии сами отказаться от такого удовольствия, чреватого серьезными последствиями, о которых они наверняка не знают. При отказе идет ломка, как при наркотиках.
    Насвай, по сути, это тот же наркотик, только не запрещенный. Даже при употреблении его в течение двух недель, не говоря о месяце, подросток становится зависимым. Как показывает исследование кыргызского насвая в центре по борьбе с раком Университета Миннесота США, в нем содержится никотин непротонированный, то есть более 81 процента никотина представлено в биологически доступной форме, он легче проникает через мембраны клеток во рту и быстро всасывается в кровь, из–за чего большое количество никотина попадает в мозг, вызывая и поддерживая никотиновую зависимость, в нем нашли много канцерогенов. И по большому счету насвай надо запретить.
    Но что делать с его многочисленными потребителями? Несколько депутатов и прошлого, и нынешнего созывов поставили вопрос о его запрете. И какой начался шум! Вплоть до призывов выходить на площадь с протестами против такой инициативы и добились того, что депутат Мавлянова, которая инициировала законопроект о запрете насвая, отозвала его. Специально сотрудник нашего отдела по запросу депутатов съездил в Баткенскую область, опросил глав домохозяйств в селах, где выращивают табак и где его не выращивают. Был также проведен национальный опрос, данные которого показали, что 48 процентов кыргызстанцев за полный запрет, за регулирование производства и продажи — 30 процентов.
    Но в Баткене данные прямо противоположные. Большинство высказывались за регулирование, особенно жители тех сел, где выращивают табак для насвая и потребляют его сами. Баткенцы говорят, что они могут и не выращивать табак, если правительство поможет им начать выращивать альтернативную экономически чистую продукцию. Они должны как–то жить, потому выращивают табак. Так пояснили они при опросе.
    В законопроекте же предлагается полностью запретить производство и продажу, но дается два года для так называемого переходного периода.

— Какие компании завозят к нам сигареты?
    — Практически все транснациональные табачные компании. Своих производителей с июля 2014 года нет. “Реемтсма” стала называться “Империал табако Imperial Tobacco Кыргызстан”, которая завозит табак из России. Есть ТОО “JTI–Kazakhstan”, которое поставляет табачные изделия из Казахстана. Все транснациональные компании имеют свои филиалы, например, Филипп Моррис в Казахстане и так далее, “Бритиш Американ Тобакко Россия” поставляет сигареты к нам из России. Есть такая же компания в Узбекистане, корейско–китайская компания, поставляющая к нам женские сигареты “Ессе”.

— Сколько сигарет поставляется к нам ежегодно? Больше или меньше по сравнению хотя бы с последними годами?
    — Меньше поставок не стало. Согласно регулятивному анализу, немного больше шести миллиардов сигарет ежегодно поступает на рынок Кыргызстана.
    Но наших депутатов не ужаснула ни эта цифра, ни то, что сигаретный дым содержит более семи тысяч веществ, многие из которых опасны для здоровья. В противовес этим данным некоторые из народных избранников зациклились на сумме в шесть миллиардов сомов, которые якобы потеряет Кыргызстан, если будет принят этот законопроект. Откуда взята эта сумма, абсолютно не понятно. А вот по словам известного онколога, заведующего отделением торакальной хирургии Национального центра онкологии и гематологии профессора Мукаша Бейшембаева, значительная часть операций на легких, выполненных им, и лечение больных только с раком легких обходятся очень дорого и государству, и самому пациенту, в сотни раз дороже, чем прибыль от табака.
    Поэтому считаю, что депутаты шестого созыва, если не примут этот закон, совершат преступление против народа. Именно те из них, которые активно препятствовали этому, руководствовались исключительно своими корыстными и интересами.

Мукаш БЕЙШЕМБАЕВ, заведующий отделением торакальной онкохирургии Национального центра онкологии и радиологии, профессор:
    — Уровень заболеваемости раком легкого не снижается. Я бы вообще сказал, что идет рост, особенно среди женской части населения, среди молодежи. Оперировал даже тринадцатилетнюю школьницу, у которой был рак легкого. Это говорит о том, что заболеваемость растет и омолаживается. Не скажу, что моя пациентка курила, но какие–то факторы спровоцировали болезнь. Возможно, сказался образ жизни семьи, ее самой. Ведь просто, как говорится, на ровном месте рак легкого не развивается.
    Но табакокурение — это один из факторов развития недуга. И оно рассматривается уже не как привычка.
    Конечно, рак легкого во многом связан и с загрязнением окружающей среды, несоблюдением санитарных норм. Однако главная причина — это курение. Из тех больных, которые обращаются к нам впервые, у 85 — 90 процентов уже третья– четвертая стадия рака легких. Это очень плохой показатель. И если мы обнаруживаем у больного первую стадию недуга, то это прямо сродни празднику.
    Хотел бы заметить, что раньше женщин, которые курят, было единицы. А сейчас сплошь и рядом прекрасная половина дымит так, что, как говорится, дым стоит коромыслом. Судя по нашим исследованиям, показатель курящих женщин среди представительниц разных профессий, регионов, конечно, колеблется, но однозначно можно сказать, что он очень высокий и продолжает расти. Надо энергичнее бороться против табака, за сокращение его ввоза к нам.

  • кстати
        Для тех, кто хочет бросить курить, открыта бесплатная линия помощи 2103 (от “О” и “Мегаком”). Опытные консультанты оценят степень табачной зависимости человека и помогут избавиться постепенно от этой опасной зависимости.

    Нина НИЧИПОРОВА.
    Фото из Интернета.