№64 (11698)
Пятница, 20 ноября 2020 года


В особенном настроении
Корреспондент «Вечерки» побывала в инклюзивном кафе, где наравне другими работают ребята с инвалидностью, и посмотрела, как они справляются.
    Solomon Sandwiches — на первый взгляд лишь одно из уютных заведений на улице Огонбаева, недалеко от пересечения с Карпинского. На самом деле это первое в стране инклюзивное кафе, в котором трудоустроены парни и девушки с особенностями умственного и физического развития. Вместе с остальными сотрудниками они делают сэндвичи, принимают заказы, убирают посуду, заваривают чай и кофе, общаются с гостями.
    Открывается кафе в 9.30. Андрей Головин с ДЦП приезжает на такси, ему подгоняют ходунки, и с их помощью он добирается до коляски. Колясок у парня несколько, одну он держит на работе, чтобы не возить каждый день туда и обратно. Артем Зенков, у которого синдром Дауна приезжает на работу самостоятельно, из Пишпека, с пересадкой. Однажды мама показала ему маршрут, объяснила, где надо сойти, где пересесть. Артем запомнил и теперь уже без проблем сам едет на работу и домой.
    Первым делом перед приемом посетителей ребята протирают все столы и стулья. Кстати, соблюдают все меры безопасности, надевают маски, используют санитайзеры для рук. В ожидании первых клиентов беседуем с Андреем. Ему 24 года. Рассказывает, что раньше жил в детском доме, туда часто наведывалась супружеская чета, навещали детей, общались с ними. Андрей их тоже хорошо знал. И однажды они предложили парню: “Хочешь жить с нами?”. Он, конечно же, согласился, и они оформили над ним опеку. С тех пор он живет в большой и дружной семье. Работает в кафе через день, а в остальные дни занимается учебой и творчеством — делает поделки из войлока.
    — Я столы протираю, смотрю за стульями, чтобы все было в порядке, чтобы на столах были салфетки. Приветствую гостей, провожаю их к столикам, — рассказывает Андрей. — Хорошо, в последнее время посетителей стало больше, это так радует! Совсем не устаю, мне работа очень нравится.
    Андрей ловко маневрирует между столами на своей коляске, подает меню, подсказывает, какой сэндвич выбрать. Всего их четыре вида: французский, немецкий, американский и мексиканский. В каждом своя изю-минка. В американском сэндвиче, например, соус барбекю, а в мексиканском — перчики халапеньо, придающие ему пикантный вкус, с остринкой! Замечаю, что некоторые посетители рады Андрею, ищут глазами паренька на коляске, подзывают к себе, чтобы перекинуться парой слов. Оказывается, они уже знакомы с ним и всегда общаются, когда приходят. Андрей — душа заведения, так приветливо встречает посетителей, что это вызывает такой же отклик.
    Вот и Артем, считается, что с таким диагнозом трудно работать, доказывает совсем обратное. Делает все старательно и ответственно. Он ровесник Андрея. В кафе готовит сэндвичи и следит за порядком. Можно с уверенностью сказать, что в этом заведении чистота на первом месте, ведь Артем чуть что, сразу хватается за швабру и тряпку. А столы как натирает — блестят! Да и все сотрудники то и дело моют руки и работают исключительно в перчатках.
    Артем вообще удивительный собеседник, много чего интересного может поведать. Кстати, он хорошо готовит, и не только сэндвичи. Дома помогает маме с ужинами и обедами. Лучше всего у него получаются лагман, плов и манты. А еще он любит фотографировать. Однажды участвовал в мастер–классе и выиграл фотоаппарат. А его портрет друга Эрмека участвовал в международном конкурсе. Дошел до финала, правда не выиграл, но Артем не расстроен. Главное, Эрмеку снимок очень понравился. У Эрмека синдром Дауна, и он с недавних пор работает в кафе. Артем научил товарища всем премудростям.
    Спрашиваю Артема, есть ли у него мечта. Парень, не задумываясь, говорит, что хотел бы путешествовать, побывать в разных странах, завести новых друзей. Больше всего он мечтает увидеть Париж.
    Наш разговор заглушают веселые звуки укулели — маленькой гавайской гитары. Это старший сын владельцев кафе Дины и Нурмата Эшалиевых Даниэль играет и обучает Андрея. Даниэль в кафе не работает, но во всем помогает сотрудникам. Для него это, как говорят родители, трудотерапия.
    К одиннадцати потянулись посетители. Первыми пришли парень с девушкой, которые почему–то застеснялись и отказались называть свои имена. Но рассказали, что про это заведение узнали из Интернета и решили отобедать тут, внести свой вклад в его существование. Затем пришла Малика Аширова, которая, наоборот, с удовольствием рассказала, почему выбрала это кафе. Оказывается, живет поблизости, увидела рекламу и захотела зайти. Раньше работала с солнечными детьми и знает, как таким ребятам сложно найти работу.
    — Это такое большое дело! — говорит она.
    У братьев–близнецов Эльдияра и Данияра Талантбековых нарушение слуха, тот, который слышит получше, делает сурдоперевод брату. Они готовят ингридиенты для изделий. Опыт у них есть.
    Артем предлагает сэндвич и корреспонденту “ВБ”. Я выбираю французский с ржаным хлебом. Говорят, что в таких изделиях самое важное — это хлеб. Булки с хрустящей корочкой заказывают в небольшой пекарне, у них даже аромат особый. Артем внимательно смотрит в меню и рассказывает мне, что сначала нужно положить мясо и сыр, затем отправить в духовку на 4 минуты. А потом добавить овощи и соус. Артем смотрит на меня вопросительно: “Вкусно?”.
    — Очень вкусно, Артем! — и я не обманываю его, сэндвич по–настоящему хорош.
    В кафе хотят даже сделать акцию “Сэндвич от Артема”. Правда, посетителям придется подождать немножко дольше, парень готовит не так быстро, как другие. Но, судя по всему, этим никого не смутить, люди терпеливо ждут и, кажется, уходят отсюда даже чуточку добрее.
    Удивительно, но, находясь в непосредственной близости от множества других заведений с фаст–фудом, Solomon выдерживает конкуренцию. Клиенты так и идут, один за другим. Но Дина Эшалиева признается, что так было не всегда. Во время карантина, когда таким заведениям запретили работать, Solomon тоже был закрыт.
    В тот сложный период Эшалиевы подумывали даже закрыться. Но переживали за своих особых сотрудников, они так любят работу, как им объяснить, что они больше не нужны. Ведь эти ребята много лет были лишены таких простых, казалось бы, вещей — быть полезными, получать за свой труд зарплату, самим себя обеспечивать. Дину и Нурмата поддержали в соцсетях простые горожане. А в конце октября основатель благотворительного движения “Биз Барбыз” Урмат Насыкулов сделал пост в Интернете, рассказал про это необычное кафе, попросил поделиться текстом. Его перепостили тысячи человек, и на следующий день в кафе случился небывалый аншлаг... Также было и на следующий день. С тех пор не бывает такого дня, чтобы никто не пришел.
    Закрывается кафе в 20.30. Но особых ребят отпускают пораньше, уже после пяти, а прежде чем уйти, они наводят порядок в зале — сдают смену.
    Кафе стало излюбленным местом для семей, где воспитываются дети с инвалидностью. Тут на них никто не смотрит с раздражением и никто не показывает пальцем, как порой бывает в других заведениях, когда особый ребенок закатывает истерику или выглядит иначе, чем другие.
    Дина и Нурмат их понимают, они ведь сами воспитывают четверых детей, у двоих из которых синдром Дауна.
    Это необычное кафе показывает всем горожанам то, что люди с особенностями развития могут работать, быть наравне с остальными. И порой у них это получается лучше, потому что они исполнительнее и трудолюбивее. Их называют людьми с ограниченными возможностями, многие работодатели отказывают им в трудоустройстве, боятся брать ответственность за них. Дина и Нурмат хотели бы, чтобы и другие обратили внимание на таких ребят. Их ведь очень много, запертых, по сути, в четырех стенах, без надежд на будущее. А они так хотят общаться и быть полезными. Для них спешить каждый день на работу — это счастье, которое так не сложно подарить.

Айжан МАМБЕТАЛИЕВА.
Фото автора.