№7 (11712)
Пятница, 19 февраля 2021 года


Прощай, звезда!
В среду страна простилась с народной артисткой Кыргызской Республики, актрисой театра и кино, педагогом Жамал Сейдакматовой. Любимица публики скончалась на 82 году жизни от тяжелой болезни.
    Церемония прощания с выдающейся артисткой, пик творчества которой пришелся на вторую половину XX века, состоялась в Кыргызском национальном театре оперы и балета. В последний путь ее провожали представители культуры, политики, общественные деятели, простые кыргызстанцы — поклонники ее творчества.
    Провожали известную актрису со всеми почестями — оркестром, почетным караулом. А вот в жизни звезда была очень простым и открытым человеком. Однажды даже пригласила корреспондентов “ВБ” в свой дом в селе Беш–Кунгей, познакомила со всеми членами семьи, угостила чаем. Летом она предпочитала жить именно здесь. Путь в Бишкек и обратно занимал много времени. Но ей нравилось находиться на природе, слышать пение птиц, журчание ручья. Видимо, это давало новые силы для работы, ведь сидеть без дела Жамал Сейдакматова просто не умела. Даже тот наш визит пришлось несколько раз переносить, поскольку у занятой актрисы все время возникали какие–то новые неотложные встречи, связанные с разными проектами, пресс–конференции, поездки. Но, по счастью, все случилось.
    — Это не дача, это стариковский дом, — шутила хозяйка, показывая свои владения. — Он большой: два этажа. По–хорошему, так давно уже нужно здесь ремонт делать. Но это, во–первых, большие деньги. А во–вторых, очень трудно. Вечером возвращаюсь сюда совсем без сил. Разве что пылесос в руки возьму. Дети здесь редко бывают, у них своя жизнь. Так что... Мне тяжело содержать этот дом, и зимой я живу в городе. Но летом постоянно здесь.
    Удивительно, но у звезды отечественного кинематографа долгое время не было своей квартиры. И только в 2009 году актрису пригласили в “Белый дом”, где тогдашний глава государства обрадовал новостью — в течение двух недель она получит сертификат на двухкомнатную муниципальную квартиру. В то время Жамал–эже был уже 71 год, и всегда скромная актриса решилась наконец попросить о помощи.
    На подмостки Кыргызского драмтеатра она вышла в 1957 году и со временем стала его ведущей актрисой. На экране же зрители увидели ее впервые в 1958–м. А потом были легендарные “Выстрел на перевале Караш”, “Поклонись огню”, “Красное яблоко”, “Ранние журавли”, “Потомок Белого барса”, “Волны умирают на берегу”. Одной из последних ярких работ актрисы стала роль в картине Садыка Шер–Нияза “Курманджан датка”, где Сейдакматова сыграла 90–летнюю Алайскую царицу.
    А еще она руководила молодежным театром “Тунгуч”. В 1989 году он стал первым независимым театром республики. Неутомимый худрук болела за свое детище всей душой. Признавалась, что не стесняется просить помощи на его развитие, создание новых спектаклей у сильных мира сего, зарубежных спонсоров, ходить к бизнесменам, депутатам, знакомым, друзьям. Со спектаклями, в которых играли уже ее ученики (актеры молодежной студии театра), Сейдакматова ездила на фестивали за границу, много гастролировала и по родной республике.
    Постановки “Тунгуча” были необычными. Театр обращался к проблемам, которые волнуют современного зрителя. События спектакля “Влюбленные на Сулайман–Тоо” должны были происходить в наши дни в театральной или танцевальной студии, куда приходят заниматься парень и девушка разных национальностей, влюбляются, женятся, ну и так далее. Но потом Жамал–эже побывала в Оше, увидела, как и чем там живут люди.
    — Мне стало немного тревожно, — признавалась она — и я поняла, что сейчас, конечно, самое время для того, чтобы взяться за такую постановку, но делать ее надо несколько в ином ключе.
    Другая постановка “Тунгуча” называлась “Моя любовь — моя революция”. Премьера спектакля состоялась весной 2006 года.
    — Никто из властьимущих нам ее не заказывал, — поясняла тогда актриса и художественный руководитель театра. — Это наш собственный искренний порыв. Своего рода размышление над событиями, которые произошли двенадцать месяцев назад. По сюжету действие происходит 24 марта минувшего года в бишкекской семье. Героиня пьесы — пожилая ослепшая коммунистка, чей сын когда–то работал клоуном в цирке, но теперь это заведение продали, и артист остался на улице.
    Несколько лет назад Жамал–эже пригласили на второй международный фестиваль “Открытая Центральная Азия” в Лондон. Работа кыргызской актрисы покорила и жюри, и зрителей. Артистка сыграла девяностолетнюю старуху, не вста-ющую с инвалидной коляски. Ей нужно было передать боль человека, который не может нормально общаться с окружающими, но страдает еще и оттого, что вот–вот потеряет единственного родного человека — внучку, которая собирается выйти замуж и навсегда улететь за океан.
    — Я очень волновалась, что лондонский зритель не поймет проблему, которую мы хотели поднять и которая так знакома, к сожалению, многим кыргызстанцам, — рассказывала нам тогда Жамал–эже. — Но уже минут через десять после начала спектакля, когда волнение немного улеглось, я увидела, как внимательно люди в зале нас слушают, как переживают вместе с героями. А после были цветы, аплодисменты. Однако награда, которую мне вручили, стала полной неожиданностью. В дипломе говорится, что это “знак признания выдающегося вклада в мировой театр”. Я подумала: Ничего себе! Не в кыргызский — в мировой!

Анастасия КАРЕЛИНА.
Фото из Интернета.