№13 (11718)
Пятница, 2 апреля 2021 года


Комиссия выше закона
Решения спецкомиссии ГСИН нельзя обжаловать. Процедура пересмотра не предусмотрена ни уголовно–исполнительным кодексом, ни Уголовно– процессуальным. Таким образом этот орган оказывается выше всех судебных инстанций. При этом коррупционные риски просто зашкаливают. Таким мнением с редакцией “Вечернего Бишкека” поделился адвокат Мурат Турсалиев.
    Юрист убежден: кто–то случайно или намеренно забыл внести в закон такую важную норму.
    — Заключенные остаются без права на обжалование решений спецкомиссии ГСИН и тем самым лишаются права на судебную защиту. То есть если спецкомиссия приняла решение о том, что человеку, находящемуся в заключении, нельзя смягчить вид наказания, то это окончательно и обжалованию не подлежит! И как это понимать? Я считаю, что и президент, и депутаты должны исправить несоответствие кодексов с Основным законом и встать на защиту заключенных, — говорит Турсалиев.
    Следует отметить, что Мурат Турсалиев пока единственный адвокат, который ищет выход из сложившейся ситуации: постоянно обращается в суды и к омбудсмену. По нашим данным, отказ без объяснений получают десятки заключенных, но их защитники считают, что раз по закону не прописана процедура обжалования, то обращаться куда–либо бесполезно.
    — Но если мы живем в правовом государстве, то Конституция дает нам право на обжалование любых судебных решений. Невозможность обжалования решения спецкомиссии — это грубое нарушение прав заключенного, — уверяет адвокат.
    “Вечерка” обратилась за разъяснением к заместителю председателя общественного совета ГСИН, председателю правления ОФ Voice of Freedom Батыру Ботобекову. До недавнего времени он был представителем в комиссии от общественного совета при ГСИН, но теперь отказался, считая, что ее работа нарушает Конституцию.
    По его словам, до 2019 года определение и изменение вида исправительного учреждения осужденным производились только по решению судов. С принятием нового Уголовно–исполнительного кодекса в Кыргызстане порядок направления осужденного для отбывания наказания в исправительные учреждения был изменен. Теперь суд, признав подсудимого виновным в совершении преступления, за которое предусмотрено уголовное наказание в виде лишения свободы, определяет лишь тяжесть и срок заключения. После этого осужденного направляют в СИЗО, где специальная комиссия ГСИН решает, где он будет отбывать наказание.
    В составе комиссии шесть действующих сотрудников ГСИН (начальники управлений) и один представитель общественного совета. Решения спецкомиссии принимаются простым большинством голосов, при равенстве голосов решающим голосом является голос председателя спецкомиссии.
    По мере поступления материалов во время регулярных выездных заседаний спецкомиссии ГСИН решает вопрос изменения вида исправительного учреждения осужденным как в сторону усиления (за нарушение установленного порядка), так и в сторону послабления (при отбытии определенного срока заключения и примерное поведение). То есть теперь спецкомиссия решает вопрос перевода осужденных в колонию–поселение, откуда осужденные могут уйти на условно–досрочное освобождение.
    — На сегодняшний день решения спецкомиссии ГСИН никак не могут быть обжалованы или пересмотрены. Это не предусмотрено ни Уголовно–исполнительным, ни Уголовно–процессуальным кодексами. Судебные органы не принимают в производство жалобы адвокатов на решения спецкомиссии ГСИН. Таким образом нарушаются конституционные гарантии каждого человека на судебную защиту, — говорит Батыр Ботобеков.
    В аппарате омбудсмена, куда обратился журналист “Вечерки”, пояснили, что главный правозащитник обратился в правительство КР с просьбой инициировать и внести на рассмотрение уже Жогорку Кенеша законопроект по внесению соответствующих изменений в закон.
    Как сообщил Батыр Ботобеков, по официальной информации на 3 марта 2020 года, в специальную комиссию ГСИН поступило 1726 материалов и состоялось 63 выездных заседания по рассмотрению изменений вида исправительного учреждения. В колонию–поселение из ИК, СИЗО переведены 1108 осужденных (положительно характеризующихся), 407 осужденным отказано в переводе. Если посчитать примерное количество, то приблизительно 800 заключенным за 2019–2020 годы было отказано в переводе в колонию–поселение, решения они не могут обжаловать по сегодняшний день.
    — Это грубейшее нарушение прав человека. Считаю, что в срочном порядке правительству Кыргызской Республики надо разработать и инициировать внесение дополнений и изменений в нормы Уголовно–исполнительного кодекса Кыргызской Республики. Они должны предусматривать четкие механизмы обжалования решений специальной комиссии ГСИН. Мы говорим о гуманизации, а на деле происходит обратное, — отмечает Батыр Ботобеков.

Светлана ЛАПТЕВА.
Фото автора.