№21 (11726)
Пятница, 4 июня 2021 года


Таким Поэт живет средь нас
Послезавтра, 6 июня, во всем мире отмечается 222–й день рождения великого русского поэта и прозаика, историка и журналиста Александра ПУШКИНА. К этой красивой годовщине наша подборка малоизвестных и вообще раньше неизвестных фактов о «солнце русской поэзии» в его кыргызском отражении. С днем рождения, Александр Сергеевич!
    «Чьи стихи чабан читает?». Большой кыргызский поэт Джоомарт Боконбаев (1910–1944) гордился внешним сходством с Пушкиным и перекличкой своего и пушкинского творчества. Вот строки из боконбаевского стихотворения “Мой друг” (перевод профессора Михаила Рудова): “Чьи стихи чабан читает? Чье возвышенное слово близко к сердцу принимает? Это Пушкин, друг кыргызов — так поэта величают. Стал кыргыз он настоящий, общий нам язык понятен. И комуз его звучащий нам особенно приятен. Пушкин с нами. Пушкин вечен. Обниму его при встрече”.
    Другой Александр: «реинкарнация». У талантливейшего поэта, долго работавшего в “Вечернем Бишкеке” Александра Никитенко (1948–2014), в его двух десятках поэтических книг много посвящений Пушкину. И даже такие, гордые и гневные: “Я говорю: я — долгожданный Пушкин. Его вы ждали? Вот он — видит Бог! Вдали пора Бориса Годунова. Отчизна помнит кровь своих сынов. А зло живет. И в мир приходит снова то Пиночет, то новый гАдунов”. Еще у Никитенко есть иронические строки, спорящие с пушкинским “Памятником”: “Я привольем жив, не постаментом, и в земные краткие часы если уж exegi monumentum, то из рясных россыпей росы!”
    Тайный «киргизец». Это открытие главного бишкекского пушкиниста профессора Льва Шеймана (1924–2005) уже вошло в учебники русской литературы для кыргызских школ. Оказывается, в том же пушкинском “Памятнике” 3–я строфа в черновиках читалась так: “Слух обо мне пройдет по всей Руси великой, И назовет меня всяк сущий в ней язык, И внук славян, и финн, и ныне полудикой тунгуз, КИРГИЗЕЦ и калмык”.
    С калмыком рядом неслучайно. Профессор Шейман оценил находку корреспондента “ВБ”, который обнаружил, что устойчивая пара “киргизцы и калмыки” упоминается по крайней мере трижды в “Истории государства Российского” старшего пушкинского друга Николая Карамзина. То есть явно из карамзинской “Истории” эта пара, символизирующая кочевые народы современной Пушкину России, перекочевала и в его “Памятник”.
    «Кы» и «гы» для русского не чужды. Ревнители псевдочистоты русского языка иногда предъявляют претензии — по–русски надо “Киргизстан”, а не “Кыргызстан”. А вот основоположник современного русского Пушкин в своей “Истории Пугачева” писал о “кэргызцах” и трижды упомянул в заметках о Камчатке бунтовщика по фамилии “Кыргызов”.
    Назвали, понимаешь! В сентябре 2004–го вышел некоторый скандал с визитом экс–президента РФ Бориса Ельцина в Кыргызско–Российский Славянский университет. Было неожиданно объявлено, что КРСУ присваивается имя Ельцина. Сам он, впечатлившись видом памятника Пушкину у входа в вуз, вдруг предложил:
    — Даже ни один детсад в честь меня нигде в СНГ не назвали. А тут целый университет. Логичнее было бы, понимаешь, имя Пушкина присвоить! Но раз уже решение ученого совета и указ есть... — все–таки согласился Ельцин.
    Скверная коррупция? Памятник Пушкину в Бишкеке первоначально планировалось разместить на пустовавшем тогда месте у пересечения улиц Шопокова и Киевской, “в центре сквера студенческой и творческой молодежи”. Но земельный участок вдруг “оказался” уже проданным. И монумент пришлось открыть 6 июня 1999–го прямо у входа в КРСУ.
    Вы на монумент сдавали? Бронзовый поэт был отлит на “Уралмаше” в дар Кыргызстану от Свердловской области. Скульптором стал народный художник КР Виктор Шестопал, архитектором — декан факультета архитектуры КРСУ Равиль Муксинов. Все желающие жертвовали деньги на сооружение памятника, был открыт специальный банковский счет.
    Поэт в цепях и высоко подвешен. Увы, постамент пушкинского монумента из местного гранита вскоре после установки дал трещину и был без особой огласки срочно заменен. При этом подъемный кран поднял скульптуру поэта за цепи, закрепленные у него под мышками. Свидетелями курьезного события на пустынной в тот поздний час улице Киевской оказались корреспонденты “ВБ”.
    «Без грамматической ошибки я русской речи не люблю». Изначально планировалось на постаменте памятника Пушкину в Бишкеке высечь “И чувства добрые я лирой пробуждал”. В итоге слегка неточную цитату подправили и расширили: “И долго буду тем любезен я народу, Что чувства добрые я лирой пробуждал”. Однако при этом закралась новая мини–ошибка. “Что” (первое слово в стихотворной строке) получилось со строчной буквы, а не с прописной, как в каноническом тексте. Сам писатель и журналист Пушкин всегда призывал относиться к таким в принципе неизбежным неточностям спокойно: проверка эрудиции! Кстати, в высеченном на постаменте кыргызском переводе этих строк все нормально с прописными буквами.
    Политика & литература. Своего рода сенсацией стало выступление 6 июня 2012 года на ежегодной пушкинской церемонии у КРСУ тогдашнего лидера фракции “Ата–Журт” в ЖК Камчыбека Ташиева, ведь политики редко говорят о литературе. “Миллионы людей во всем мире связывает любовь к Пушкину, нас объединяют общие глобальные ценности”, — заявил Ташиев и вручил подарки ректорату КРСУ и российским дипломатам — несколько пейзажных полотен кыргызских художников в роскошных золоченых рамах.
    Джалал–Абад шагает впереди, но... Немного раньше, чем в Бишкеке, памятник Пушкину к его 200–летию открыли в Джалал–Абаде в парке имени Токтогула — в мае 1999–го. Бюст из тонированного под бронзу бетона — скульптора Кубанычбека Исакова. Архитектор Александр Свидерский разработал проект отделанного мрамором основания. Однако одновременно, увы, демонтировали авангардистский большой пушкинский памятник 1930–х годов у местного госуниверситета (здание бывшего педучилища имени Пушкина).
    Памятник–бюст 1999 года в Джалал– Абаде открыли 31 августа 2015–го повторно — после капитальной реставрации. Как говорили выступившие на церемонии, не случайно повторно открыли именно в День независимости — как напоминание о значении русского языка, литературы и всей русской культуры в суверенном Кыргызстане.
    На спонсорские деньги. 11 декабря 2015 года в Караколе торжественно открыли пушкинский бронзовый монумент работы скульптора Марлена Бакачиева и архитектора Сабыра Майанбекова. Инициаторами сооружения памятника стали полпред правительства Эмилбек Каптагаев и посол РФ в КР Андрей Крутько. Воздвигнуть памятник планировалось много лет назад, но из–за отсутствия финансирования проекта это дело не раз замораживали, пока, наконец, не нашлись спонсоры.
    Вдоль по Пушкинской. С 1937 года, когда в СССР отмечалось 100–летие трагической гибели поэта, одна из центральных улиц города Фрунзе получила имя Пушкина. В городах Кыргызстана, по подсчетам “ВБ”, сейчас 22 улицы Пушкина плюс 3 переулка и 2 проезда. В селах и того больше.
    Поэт остается в облцентре. Недавно в Джалал–Абаде в горкенеше обсуждали, не переименовать ли тамошнюю улицу Пушкина в честь одного из местных деятелей? Однако джалалабадцы в итоге поддержали областную ассоциацию “Славянская диаспора” насчет того, чтобы название одной из красивейших улиц не изменилось.
    Дать им Госпремию имени Тыныстанова. Почему нет? Серия книг “Пушкин и его современники: Восток — Запад” бишкекских профессоров Льва Шеймана (ему посмертно) и Гульджигита Соронкулова неоднократно выдвигалась Институтом языка и литературы имени Чингиза Айтматова на соискание Госпремии имени Касыма Тыныстанова. Некто с ником “Азат” сыронизировал в комментариях в Интернете: “Ну, наверное, надо дать, во всяком случае, они изучают творчество великого поэта, а не бог весть кого, как иногда бывает”.
    Молочко для пересмешника. В семье заведующей методотделом Центральной городской библиотеки Бишкека Натальи Чередниченко хранился изящный молочник, из которого, по преданию, “подливали молочко в кофий Пушкину”. Наталья рассказывала “ВБ”, что фарфоровым сосудом владел ее прапрадед по женской линии священник Николай Соловский, служивший во Вреве, это неподалеку от Михайловского. Пушкин иногда бывал в семье священника. А молоденькая попадья от поэта пряталась, потому что боялась его острого языка: “вдруг в стихах изобразит насмешливо”. В 1936–м семью потомков того священника и стеснительной попадьи выслали в далекий Кыргызстан. С мемориальным молочником потомки не расставались. Сохранился ли тот “мемориальный молочник” сейчас? Кто в курсе, пишите на WhatsApp 0555 52 02 75!
    Фамилией гордятся. Пушкиных, однофамильцев поэта (а кто–то, может, и потомок), в Кыргызстане все меньше. Многие уезжают в Россию. В списке избирателей КР сегодня Пушкиных осталось всего 12: в Бишкеке и окрестностях, в Кара–Балте, в Кадамджае и в Каджи–Сае. 67–летний Валерий Пушкин по телефону из Каджи–Сая рассказал “ВБ”, что и он сам, и его жена Зинаида, и сын Максим окончили каджисайскую среднюю школу имени Пушкина. Как и Пушкин–поэт, Валерий Пушкин, механик по профессии, отдает дань спорту, с началом календарного лета при любой погоде начинает заплывы по Иссык–Кулю. Своей фамилией гордится.
    Хотя казусов хватало и во время учебы во Фрунзенском машиностроительном техникуме, и при работе на Макмале. Типичное замечание Валерию что в отделе кадров, что на почте: “Хватит шутить, настоящую фамилию скажите!”

Александр ТУЗОВ.
Фото “ВБ”
и из Интернета.