№21 (11726)
Пятница, 4 июня 2021 года


Драма столичного театра
Драматический театр имени ТоктоболотаАбдумомунова закрыл свои двери для зрителей задолго до пандемии коронавируса. Осенью 2019–го здесь начался капитальный ремонт. Храм искусств ждал его полвека. Работы планировали завершить до конца 2020–го, но... Уже почти середина 2021–го, а финишной прямой пока не видно.
    Получил ли бишкекский театр выделенные государством 84 миллиона 605 тысяч 100 сомов? Если да, то на что они тратятся? И когда же все–таки публика перешагнет порог этого столичного храма искусств?
    О том, что театру имени Абдумомунова нужен ремонт, говорили давно, и периодически какие–то работы здесь проводились. В 2008–м его даже закрывали. Вновь открылся он лишь в 2011–м. Но что это был за капремонт, если спустя всего восемь лет он потребовался снова?!
    Нынешнему директору — заслуженному артисту Кыргызской Республики Асылбеку Озубекову — здание досталось в плачевном состоянии. С начала нулевых здесь не работала система отопления — зимой в театре стоял жуткий холод. Годами протекала крыша. Естественно, страдали потолки, стены, паркет. Пожарной сигнализации театра уже полвека. Морально устарело световое оборудование. Без слез нельзя было смотреть на актерские гримерки со старой разваливающейся мебелью. Пугали посетителей своим видом и туалеты. Это вообще больное место всех наших театров. И так далее.
    Помог случай. Весной 2019–го Асылбек Озубеков, приехав на работу, вспомнил, что оставил в машине телефон. Вышел на улицу и увидел, как мимо окруженный охраной идет бывший теперь уже президент страны Сооронбай Жээнбеков. Воспользовавшись моментом, Асылбек Абазович пригласил главу государства в гости — на чай. Спустя месяц раздался звонок: “К вам хочет прийти президент!”. Жээнбеков обошел все здание, осмотрел зрительный зал, гримерные, спустился в машинный зал в подвале театра и заключил: “Надо делать ремонт!”. Еще через месяц государство выделило на него деньги.
    Много времени ушло на составление проектно–сметной документации. Проведение тендеров — опять же длительная процедура. А еще бесконечные согласования... Да и получить выделенную сумму тоже оказалось не так–то просто. Не уложился в текущем году — в следующем придется все начинать сначала: собирать бумажки, бегать по инстанциям, напоминать о себе, чтобы деньги заложили в бюджет, а после ждать одобрения финансирования.
    Корреспонденты “Вечерки” побывали в театре весной прошлого года. Тогда, в марте, по словам директора, готово было около 20–30 процентов всех намеченных работ. На закрытой китайской границе стояло закупленное световое оборудование. В России на Краснодарской мебельной фабрике заказаны новые кресла для зрительного зала. Старые к тому моменту уже демонтировали. Строители белили стены и потолки в фойе театра и гримуборных. Отслужившие свой век стекла по периметру театра начали менять на новые — тонированные, практически небьющиеся.
    Словом, планов была масса. В момент нашего визита репетиции нового спектакля “Мармеладовы” по мотивам “Преступления и наказания” Федора Достоевского продолжал молодой режиссер Шамиль Дыйканбаев. Эту интересную работу он закончил. Театр подал заявку для участия данного представления в международном театральном фестивале, посвященном 200–летию со дня рождения великого русского писателя. Смотр должен пройти в ноябре этого года в Омске.
    Кстати, и сейчас, когда вот уже третий год театр закрыт для зрителей, творческая работа не прекращается. На днях худсовет принимал новый спектакль по произведению Мухтара Ауэзова, созданный к 80–летию заслуженного артиста Кыргызской Республики Нуркана Турсунбаева. Благо новое современное световое оборудование в зрительном зале уже смонтировали.
    — На текущий момент выполнено примерно 50 процентов работ, — поясняет Асылбек Озубеков. — Около половины выделенной государством суммы мы освоили. Осталось где–то 45 миллионов сомов. Сейчас вновь ждем финансирования. Обещали в апреле, потом — в мае. Может, в июне все же получим. Точной даты никто не называет. Вы же видите, что в стране происходит! Сначала коронавирус, потом политические события. Сменилось руководство страны, новое правительство, новые руководители министерств. Теперь еще баткенские события случились, туда деньги ушли. Глава Минкульта Кайрат Иманалиев в курсе наших проблем. Я каждую неделю с ним разговариваю. Президент страны тоже о нас знает.
    Директор театра постоянно напоминает всем о том, что ремонт в театре нужно закончить. Здание находится в центре столицы, и, мягко говоря, некрасиво оставлять его в таком состоянии. Озубеков пишет письма, прикладывает фотографии, просит ускорить процесс финансирования. Его нынешнему положению не позавидуешь. Театр заключил договоры с подрядчиками, которые, вложив свои деньги, закупили материалы, оборудование, все привезли, кое–что уже установили. А рассчитываться с ними нечем. Приходится снова и снова извиняться перед людьми, просить подождать еще немного, объяснять, что про театр не забыли, просто решение вопроса затягивается из–за тяжелой экономической ситуации.
    В большей мере благодаря энергичности и настойчивости руководителя театра ремонт в таких непростых условиях продолжается. Из России доставили заказанную партию кресел. В разобранном пока виде они дожидаются своего часа в фойе театра.
    Куплены и ждут установки огромные LED–экраны. Их планируют разместить на улице с юго–восточной и северо–западной стороны. На них будут показывать видеоролики об артистах, анонсы грядущих представлений, а также репетиции спектаклей в реальном времени.
    Проведены все необходимые работы по ремонту центрального отопления. Установлены новые батареи. Также куплена и смонтирована дорогая система воздушного отопления и кондиционирования. Воздух с улицы забирается, обрабатывается и поступает в машинный зал в подвале здания, а оттуда по специальным каналам распространяется по всему театру. Нагреть зимой или охладить летом огромные пространства очень сложно. Теперь и эта проблема должна быть решена. Остается все настроить и отрегулировать.
    — Наша головная боль — кровля, — продолжает Асылбек Озубеков. — Это более трех тысяч квадратных метров. Изначально я хотел остановиться на металлочерепице, как сделали коллеги в ошском драмтеатре. Там уже 12 лет люди горя не знают. А наши театры даже строились по одному проекту. Но Бишкекглавархитектура и Кыргызреставрация не дали разрешения. Сказали, что это испортит внешний вид здания. Сейчас у нас тут мягкая кровля. И ее приходится постоянно ремонтировать. Пять лет проходит — и она снова протекает. Мы провели мониторинг, нашли другие подходящие современные материалы. Думаю, служить будут долго. Как только откроют финансирование, сразу же этим займемся.
    Внутри театра работы еще достаточно. Старый паркет на полу решили просто отреставрировать. В холле первого этажа, ставшем просторнее за счет того, что были демонтированы ненужные пластиковые конструкции, на стенах появится венецианская штукатурка, на полу — керамогранитные плиты. А еще здесь откроют театральный музей.

Анастасия КАРЕЛИНА.
Фото автора..