№40 (11745)
Пятница, 8 октября 2021 года

анализируй это
Смертники у границ ЦА
Как события в Афганистане могут отразиться на Центральноазиатском регионе? Что ждет страны ЦА? И надо ли договариваться с «Талибан»? (террористическая организация, запрещенная в КР)
    “Вечерка” предлагает читателям мнение эксперта из Таджикистана Парвиза Муллоджанова, которое, на наш взгляд, более взвешенное и аргументированное по сравнению с другими. Из него, по крайней мере, можно предположить, каким может быть расклад сил в регионе. Муллоджанов предлагает пристально изучить состав правительства, с которым другие аналитики советуют странам Центральной Азии найти общий язык.
    — Я просто хочу дать расклад состава сформированного в Афганистане правительства. Из 33 его членов только четверо по национальности не пуштуны. Все без исключения — активисты движения “Талибан”. 17 находятся в санкционных списках ООН и ФБР, как минимум четверо — представители сети “Хаккани”, связанной с организацией “Аль–Каида”. Сираджуддин Хаккани, занявший кресло министра внутренних дел, стоял за серией самых кровавых терактов в Афганистане, в частности за взрывом в Кабуле в 2017 году, унесшим жизни более 150 человек.
    20 членов правительства занимали высшие должности в составе первого правительства “Талибана”. Получается, что сегодня власть в Афганистане возглавляется теми же людьми, что и раньше. Более чем 80 процентов состава — то же руководство талибов 90–х, с той же радикальной идеологией и мировоззрением. Но теперь это намного более опытные и хитрые политики, поднаторевшие в интригах и борьбе за власть.
    Около 20 из них отсидели в тюрьмах или подполье, другие скрывались, что однозначно сказалось на их психике. То есть связь с реальностью и уровень психологической адекватности у них явно под большим вопросом.
    Это правительство представляет интересы только части населения. Причем создали его в таком виде наперекор международному сообществу, что уже говорит об их неготовности находить компромисс. В дальнейшем не стоит ожидать изменения состава в сторону инклюзивности. Скорее всего, будет наблюдаться обратный процесс, — отмечает эксперт, — уровень жесткости и радикализма правительства будет и дальше расти, потому что только так оно сможет удержаться у власти. Все его члены готовы договариваться и давать обещания пока слабы и будут нарушать договоренности, когда обретут силу.
    Можно соглашаться с таким видением ситуации или нет, но важно знать весь спектр мнений для понимания того, в каком находятся страны Центральной Азии. И при этом не расслабляться в эйфории обещаний и иллюзий, а отслеживать, что происходит в Афганистане, разбираться в противоречиях, непоследовательных решениях. И при этом, конечно, помнить, что важны все усилия для поддержания мира в регионе.
    Сейчас, судя по всему, идет информационная война вокруг Афганистана, его нового состава кабмина. Некоторое время назад по всем каналам стала распространяться информация о том, что талибы стягивают к границам свои формирования. Почти сразу появилось заявление “Талибана” о том, что это не так. А еще через какое–то время было распространено сообщение о том, что “Талибан” сформировал особое подразделение смертников, которые все–таки будут направлены на границы. При этом страны ЦА действительно не знают, чего ждать от этих формирований и насколько достоверны эти сведения.
    Однако у талибов, как и у всех радикалов, есть своя логика, согласно которой все может выглядеть совсем не так однозначно. Если мы попытаемся взглянуть на ситуацию с учетом их менталитета, мировоззрения и опыта, то последствия обострения на границе могут представляться несколько по–другому. Масштабные провокации на границе талибы могут рассматривать как средство давления на руководство Таджикистана с целью заставить его изменить свою позицию, отказаться от поддержки Фронта национального сопротивления (ФНС).
    Сегодня Таджикистан остался единственной страной СНГ, которая последовательно отказывается идти на сделку с талибами. Такая позиция представляет большую опасность для “Талибана”, так как Таджикистан может использоваться другими странами, недовольными их приходом к власти, в качестве центра и плацдарма для организации поддержки силам сопротивления. Талибы могут также посчитать, что если преподать урок Таджикистану, то это также послужит дополнительным стимулом и предупреждением для других стран–соседей по региону. В любом случае они не проиграют, так как вряд ли задействуют свои собственные силы. Вперед пошлют союзников из числа таджикских, кавказских и среднеазиатских террористических группировок — если они потерпят поражение, то ослабнут и станут больше зависимы от руководства “Талибана”. Если же у них даже частично получится закрепиться на той стороне, то Таджикистану и его союзникам уже долго будет не до поддержки ФНС и афганских дел.
    Проблемы с международным обществом также легко решаются — проведут серию показательных наказаний, уберут слишком самостоятельных командиров, которых и так собирались ликвидировать. Всегда найдутся “эксперты”, которые скажут, что именно правительство “Талибан” остановило провокации на границе и что именно оно единственное препятствие на пути ИГИЛ к строительству всемирного исламского халифата и так далее. Надо еще понимать, что талибы и их союзники находятся в состоянии эйфории и неадекватно оценивают свои силы и возможности. С их точки зрения, они победили благодаря божественной помощи — нанесли поражение 200–тысячной армии коалиции, 300–тысячной афганской армии и полиции, страна без сопротивления упала им в руки. На этом фоне 30 тысяч таджикских солдат и 6–тысячная российская база может представляться им не такой уж большой проблемой.
    И, конечно, никто не может сейчас утверждать, что провокации на границе произойдут. Но, с другой стороны, нельзя успокаиваться и с полной уверенностью утверждать обратное. Прагматизм талибов, как и прагматизм любой экстремистской организации, ограничивается только вопросами тактики. Это инструмент для реализации своего видения мира и достижения своих стратегических целей, которые у таких организаций никогда не меняются. Тем более что события, о которых говорят сами афганцы, свидетельствуют о том, что с таким соседом жить надо настороже.

  • за гранью
        Боевики движения “Талибан” казнили мужчину через повешение на кране в провинции Герат на западе Афганистана, рассказали РИА Новости местные жители. По их словам, мужчина похищал людей и участвовал в боях против талибов.
        Администрация США раскритиковала планы радикального движения “Талибан” вернуть в Афганистане казни в качестве наказания. Официальный представитель Госдепа Нед Прайс заявил, что такие действия представляют собой явные грубые нарушения прав человека.
        Напомним, что 24 сентября 2021 со ссылкой на главу комиссии по исполнению наказаний муллу Нуреддина Тораби сообщалось о том, что талибы вернут практику смертных казней и отрубания конечностей. Также он заявил, что теперь в рассмотрении дел в суде смогут участвовать женщины. Тораби утверждает, что практика отрубания конечностей окажет положительное влияние на безопасность в стране и окажет “сдерживающий эффект”.

    Светлана ЛАПТЕВА.
    Фото из Интернета.