№45 (11750)
Пятница, 12 ноября 2021 года


Надежда для Самуила
Дверь открылась, и на пороге приюта “Надежда” появилась озябшая женщина — трикотажная розовая кофточка обтягивала ее округлившийся живот. “Пойдем, сыночек, здесь тепло”, — потянула она за руку малыша, делающего первые шаги. Села в кресло и по–детски расплакалась. Сынишка внимательно посмотрел на маму и занялся своими делами. Видимо, мамины слезы — что–то постоянное в его жизни.
    Еще два года назад Жазгуль Конукеева думала, что не умеет плакать. Слезы остались в далеком детстве, в иссык–кульском солнечном селе, где могла изредка пореветь из–за разбитых коленок. Она росла свободной и сильной. “Такен, дочка у тебя особенная. Если б мальчишкой родилась, назвал бы ее Уланом — именем ветра, дующего из Боома. Все время бегает, не устает, равных ей нет ни в учебе, ни в работе”, — говорили односельчане ее отцу. Тот вздыхал в ответ, очень уж хотел мальчика, да все девочки рождались — уже шестеро! Дочки старались всеми силами завоевать любовь папы. Школу Жазгуль окончила почти отличницей, четверку по русскому языку поставила родная тетя–учительница за единственную ошибку в сочинении. Сказала: не полезно тебе будет думать, что родственные связи решают все.
    Жазгуль приехала в Бишкек, поступила в университет и окончила его, устроилась на работу.
    — Там и с будущим мужем познакомилась — он был у нас дизайнером мебели. Сережка тоже хотел семью, но боялся, что мои родственники не позволят. Папа сказал: “Тебе уже тридцать, дочка. Думай сама, твой выбор. Но потом не плачь, если что”. У родителей Сергея мы получили благословение по телефону, они в Ташкенте живут. Сережина мама называла меня “моя милая”, “моя лапочка”, звала в гости. Сережка радовался, говорил, что я обязательно им понравлюсь, — Жазгуль начинает тщательно подбирать слова, опасаясь сказать лишнего.
    Как только молодые приехали в гости, в Ташкенте ввели жесткий локдаун. Сергей с Жазгуль оказались запертыми в двухкомнатной квартире с пожилыми родителями.
    — Старалась не выходить из своей комнаты, пока муж был на работе. Утром прошмыгну на кухню, быстренько поем и снова к себе. Однажды утром свекровь вырвала у меня из рук тарелку с едой, которую приготовила вечером. Сказала: пусть тебя муж кормит. С того дня свекор каждое утро выходил в кухню и охранял холодильник. Сережа успокаивал: потерпи немного, родишь им внука — оттают, это карантин во всем виноват, устают люди друг от друга, — вспоминает Жазгуль.
    Но план Сергея не сработал. Свекровь, уже не скрывая раздражения, говорила Жазгуль, что ребенок им в доме не нужен.
    — Начались схватки. Сережа отвез меня в роддом, но там сказали, что они тренировочные, а настоящие начнутся дня через три–четыре. Отправили домой. Но к вечеру я поняла, что терпеть больше не могу. Я ему говорю: в туалет хочу, помоги. А он как закричит: у тебя ребенок идет, запихни его назад! Это сейчас смешно, а тогда он был в панике. Кричал: “Мама! Мама! Помоги! Жаз рожает!” Она даже из комнаты не вышла. На внука взглянула только спустя два месяца. Слава богу, что мальчик практически не плакал и все время спал. Он и сейчас соня, — улыбаясь Жазгуль смотрит на спящего сынишку.
    Сэмик — белокожий мальчуган с темными волосами и смешными бровками домиком. По документам он Самуил Сергеевич Пак, года и четырех месяцев от роду. Объединив в себе две азиатские крови, он так и не породнил две семьи. А тут еще у Сергея выявили грозное заболевание — оказалось, что боли в ноге, которые он списывал на надорванную поясницу, вызваны некрозом тазобедренного сустава. Мужчине срочно нужна операция, которая стоит пять тысяч долларов! Тяжелую ситуацию усугубили две полоски, которые показал тест на беременность.
    — Я испугалась, что делать? Но Сергей категорически был против аборта. Сказал: пусть будет дочка! А мама смирится, ведь у нее, по сути, никого, кроме нас, нет. Недавно умер от болезни Сережин папа. Это сильно ее отрезвило. Сказала, что как только вступит в наследство, продаст их квартиру, купит себе однокомнатную, а остальное — на лечение Сережки. Бога молю, чтобы она не передумала. Муж попросил, чтобы на время беременности я пожила у своих родственников, а он пролечится в Ташкенте и нас заберет, — рассказывает о будущем Жазгуль. Она ни минуты не сомневается, что все так и будет.
    Но пока есть только настоящее. А в нем родной отец, который не принял дочь с ребенком. Мама Жазгуль отправила ее к старшей дочери в Бишкек, та снимает комнатушку за три тысячи сомов.
    — Сестра выпивает. Я ей говорю: сидите с Сэмиком, я буду работать. Устроилась реализатором на Ошский базар, взяла в долг 7 тысяч 200 сомов, чтобы выплатить аренду за два месяца, купить Сэмику подгузники и каши. Оставила в залог свои документы и его киндер–паспорт. Думала, что удастся накопить до родов немного. Но каждый день прихожу домой, сестра пьяная, сын голодный, замерзший. Она не разрешает включать обогреватель, экономит. Сэмик простудился, у него поднялась температура, начались судороги, “скорая” увезла в больницу. Мы пролежали там неделю, врачи сказали беречь ребенка. Я вышла на работу, его снова с сестрой оставила — куда деваться? У меня ни одной зимней вещи нет, нужно хоть что–то купить. В тот день, когда снег пошел, пришла домой продрогшая, там пьяная сестра спит, а раздетый Самуил на холодном полу играет. Не выдержала, стала возмущаться. А она говорит: уходи, раз не нравится. Куда идти? Вот и стала искать в Интернете приюты для беременных, нашла “Надежду”, открыла фото — а там уютная комната. И больше всего на свете захотела оказаться там. Все, что я хочу сейчас, чтобы мои дети были в тепле, — подытожила Жагуль и вопросительно подняла глаза: возьмут ли?
    ...Женщину и ребенка оставили в приюте — там есть еда, одежда, лекарства. Но закрыть все потребности Жазгуль в “Надежде” не могут. Ей необходимо забрать документы из залога, встать на учет у гинеколога, пройти обследования. Сэмику нужны подгузники пятого размера. А еще женщине хочется фруктов, на которые, к сожалению, денег нет. Даже на иссык–кульские яблоки, которые она любит больше всего...

Поддержать Жазгуль и Самуила просто:
    можно перечислить деньги на ЭЛСОМ 0550824814 (если делать это через мобильное приложение, то нужно ввести дополнительный код агента 12129: на экране появится надпись miloserdie.kg, нужно ввести сумму и подтвердить платеж;
    купить все необходимое или передать на это деньги лично. Приют находится на территории социального отдела Бишкекской епархии православной церкви (Жибек Жолу, 497, пересекает улица Тоголока Молдо).

Надежда ХОХЛОВА.
Фото автора.