Пятница, 12 ноября 2021 года. №45 (11750) 
   
Поиск по сайту  
 Сегодня в номере:  Подробности

Подробности
На пороге большого бизнеса
Рахатбек Оморов: Медицина нуждается в помощи
Длинный путь домой
Эра милосердия
Надежда для Самуила
Спорт-ракурс
Молодость рвется к победам
Глиняная релаксация

Метеосводка по Бишкеку
 на 12.11.2021
атмос. давление 701 мм
относит. влажность 36 проц.
радиационный фон 13.11.2021 мкР/час

 на 7.49
восход 17.41 заход 0...+2
ночью +14...+16 днем 1

Учетный курс валют
 на 12.11.2021
84,73
97,68
1,179
0,1884
11,75


без ретуши
Рахатбек Оморов: Медицина нуждается в помощи
Кыргызстан потерял 120 медицинских работников, скончавшихся от коронавируса с начала пандемии. Это им, погибшим, а также живым, сражающимся, без преувеличения, в третьей мировой — вирусной — войне за жизни кыргызстанцев, по инициативе заведующего кафедрой факультетской хирургии КГМА, доктора медицинских наук, профессора Рахатбека ОМОРОВА поставлен возле Медицинской академии памятник врачам.

— Рахатбек Арзыбекович, вам не говорили, что, мол, лучше бы эти деньги передал в больницы?
    — Не скрою, у меня самого были такие мысли сначала. Но идея была все–таки другая: привлечь внимание высшего руководства страны к проблемам медицины. Поскольку даже после “черного” июля” прошлого года понимания, что медицина — не сфера услуг, а стратегически важная область, нуждающаяся в развитии и финансировании, в верхах так и нет. И, конечно же, призвать соотечественников к уважению труда медработников.
    Проникшая в Кыргызстан коронавирусная инфекция стала форс–мажором для нашего здравоохранения. Хотя в нашей стране это была, если можно так выразиться, плановая катастрофа, к которой привели и реформы, а в последние годы — и бездарное руководство системой здравоохранения. Каждый приходящий министр по–своему пытался перестроить систему здравоохранения. И все их “новшества” проводились без учета появления пандемии, хотя тот же “птичий”, “свиной” грипп указывал на высокую вероятность распространения инфекции между странами.
    За время так называемой “оптимизации” медицинской системы было сокращено огромное количество коек, в том числе инфекционных. А вместе с коечным фондом попали под сокращение и врачи разных специальностей, в том числе инфекционисты. Пульмонологов сейчас можно вообще пересчитать по пальцам. То же самое можно сказать и про реаниматологов, вирусологов. Все это — и места, и специалисты — сейчас срочно необходимо. Как показала пандемия, второстепенных врачебных специальностей не бывает.
    И если в других странах быстро удалось принять экстренные меры для отпора вирусу, то мы встретили его в обычных халатах и масках. Не знали, как лечить, обезопасить себя, да и нечем было. Больным давали антибиотики, а COVID — вирусная инфекция, и они были ни к чему. До сих пор не выяснили, почему Минздрав задержал четвертый протокол лечения, где как раз были указаны препараты для антикоагулянтной терапии. А в это время десятками умирали люди от тромбоэмболии, не получив адекватного лечения. И никто за это не ответил.
    Врачи входили в “красные зоны”, не зная толком, что это такое. Страшным летом 2020 года работали по шесть–восемь часов в “скафандрах”, опять же присланных по гуманитарке, в резиновых сапогах хлюпал пот, работали впроголодь. Спасибо волонтерам, которые кормили врачей. Кстати, в этом году докторов здорово поддержало МЧС горячим питанием. А где были правительство, Минздрав? Вот оно, неуважение и даже пренебрежение к медикам, идет сверху. А потому там даже не обращают внимания на участившиеся случаи избиения врачей. На днях, например, женщина костылем пробила голову моему коллеге. Я предлагал внести в Конституцию положение о привлечении к уголовной ответственности лиц, которые нападали на врачей при исполнении теми служебных обязанностей, но мы по–прежнему беззащитны.
    Все эти горькие воспоминания склонили в пользу памятника. Все коллеги, в том числе из регионов, поддержали мою идею.
    Мы открыли счет. И наши граждане, медики коллективами начали перечислять средства. Даже трудовые мигранты из разных стран присылали. Никто никого не подстегивал, не неволил, давали кто сколько мог. Я не стал обращаться к олигархам, депутатам, хотя они наверняка знали, на что идет сбор денег, но не откликнулись.

— Почему памятник установлен возле медакадемии, а не в каком–нибудь парке?
    — Место выбрано не случайно. Все 120 погибших врачей учились в медакадемии. Мы настояли на том, чтобы поставить памятник на пересечении улиц Ахунбаева и Тыныстанова, чтобы он был виден и доступен всем. Архитекторы просили перенести его на территорию медакадемии, но памятник–то от имени народа медработникам. А потому не может и не должен стоять за забором. И наши аргументы приняли во внимание, правда, после того, как спор дошел до “Белого дома” и Дома правительства.
    В медакадемии мы открыли и музей в память врачей, погибших от COVID при исполнении служебных обязанностей. Здесь увековечены их имена, много фотографий, информации о каждом. Заходишь сюда — и сердце кровью обливается от боли, но испытываешь уважение к своим друзьям, коллегам за их мужество в смертельной схватке. Это о них сказано: светя другим, сгораю сам.
    И памятник, и музей — это напоминание нашим верхам, в том числе Минздраву, что Кыргызстан нуждается в новой реформе здравоохранения. Провести ее может только государство, возможно, с привлечением частного капитала. Смысл реформы, повторяю, в том, чтобы медицина стала частью национальной безопасности, а не сферы услуг. И финансово привлекательной работу в больницах и на “скорой” может сделать только государство.

— Профессор, вы верите, что в нашем здравоохранении что–то изменится? Когда очень припекло, в правительстве говорили о реформе. Но нынешнее не акцентирует внимание на ней.
    — Реформа необходима. Коронавирус еще долго не уйдет, а нам уже сулят новые пандемии, пострашнее этой. И если оставить все как есть, то что будет с гражданами Кыргызстана, которые страдают больше всех от нынешней медицины?!
    Сколько больных ездят оперироваться за границу. Люди продают дома, квартиры, собирают деньги по крохам всем миром, чтобы вылечиться. Медицинский туризм бьет и по нашей экономике. Миллионы долларов, на которые можно было бы уже давно построить хотя бы одну многопрофильную больницу в стране, оснастить ее ушли. У нас немало специалистов очень высокого уровня, которые могут выполнять в том числе и пересадку органов, но негде это делать и нет возможности. Можно, в конце концов, учить молодых. И все расходы вскоре окупятся. Молодежь уезжает не только из–за мизерной зарплаты, но и потому, что не видит перспектив. И чем дальше, тем хуже.
    Несколько лет назад я стал свидетелем забастовки врачей в Турции. Там едва не случился коллапс. До правительства дошло, что случилась бы катастрофа, в которой оно было виновато, поскольку не уделяло должного внимания медработникам. Я не призываю к радикальным мерам, но ситуация сейчас с кадрами катастрофическая. Уставшие от физических и психологических нагрузок, от бесконечных обещаний Минздрава и правительства улучшить условия работы, повысить зарплату врачи увольняются, уезжают.
    Можно устраивать презентации цифровых технологий в здравоохранении, что стало модным у нас, вводить QR–коды буквально на каждый чих, но если людей некому будет лечить, то это точно не поможет. Это будет катастрофа для народа.
Нина НИЧИПОРОВА
Фото автора.

Версия для печати
К содержанию номера
На главную страницу
О нас
Контакты
Обратная связь
Гороскоп
Реклама

Архив ВБ
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Реклама
Рейтинг
Реклама
Designed by: Axenov Vyacheslav
Programmed by: Voevodin Ilya
© 1974-2020 ЗАО "Издательский дом “Вечерний Бишкек”