Пятница, 1 июля 2022 года. №24 (11781) 
   
Поиск по сайту  
 Сегодня в номере:  Подробности

Подробности
Фармацевтическая мафия ликвидирована. Но где дешевые лекарства?
Шок не стал уроком
Эра милосердия
Сбросимся на «легкие» для Андрея?
Включите в Алине жизнь!
Находка
Он сердцем слышал мелодии гор

Метеосводка по Бишкеку
 на 05.08.2022
атмос. давление 692 мм
относит. влажность 41 проц.
радиационный фон 06.08.2022 мкР/час

 на 5.56
восход 20.18 заход +20...+22
ночью +28...+30 днем 1

Учетный курс валют
 на 05.08.2022
82,96
85,14
1,339
0,1175
9,00


клинический диагноз
Шок не стал уроком
Недавний случай гибели мальчика после процедуры обрезания вызвал шок в обществе. Но не стал уроком для родителей
    — Папы и мамы по–прежнему рискуют жизнями своих сыновей, которым проводят обрезание не только во взрослых медучреждениях, но даже в домашних условиях, где оказать экстренную помощь при необходимости намного сложнее. При этом даже грамотно проведенные процедуры вне стен детских клиник могут привести к психологическим травмам у детей, иногда на всю жизнь. А ошибки при проведении обрезания вызывают и более серьезные последствия.
    Вот поэтому мы, детские хирурги, вынуждены вновь обращаться к этой теме, — говорит заведующий кафедрой детской хирургии Кыргызско–Российского Славянского университета Калыбек МЫКЫЕВ.

— Что вы имели в виду, говоря о серьезных последствиях неправильно проведенного обрезания?
    — У циркумцизии (так по–медицински называется обрезание) немало плюсов, но есть один главный минус — это все–таки хоть амбулаторная, но операция, и проводиться она должна либо в детской хирургической клинике, или поликлинике после обследования, уточнения анамнеза, учитывая психоэмоциональное состояние ребенка, особенно в старшем возрасте. Стерильное помещение, инструменты и материалы минимизируют инфицирование раны. И только, конечно, опытный хирург может наложить аккуратный шов и сформировать анатомически правильную крепкую уздечку. В других условиях рисков у пациентов слишком много.
    Основные проблемы, которые могут возникнуть при обрезании вне лечебных учреждений, — развитие кровотечения. Поэтому перед каждой операцией обязательно берется кровь на анализ, в частности, на свертываемость. Был случай, когда ребенку, страдающему гемофилией, сделали обрезание не в клинике. Мальчика едва удалось спасти. Может начаться и воспаление, непрофессионализм же “спеца” приводит к плохому косметическому результату. Плоть неровно зарастет и будет иметь неопрятный эстетический вид. Нередко приходится оперировать повторно.
    Есть риск частично повредить и даже отрезать головку полового члена, особенно при местном обезболивании. Такие случаи тоже есть. А значит, в дальнейшем мужчина будет страдать всю жизнь. При неправильном обрезании кожа может повторно закрыть головку и зарубцеваться, вызывая затрудненное мочеиспускание. Если же коротко обрезают кожу, а такие случаи тоже нередки, то оголяется головка члена, и человек всю жизнь будет испытывать боль.
    Но самое тяжелое осложнение — это, конечно, рубцовый фимоз, когда из–за сужения просвета крайней плоти головка полового члена не может освободиться от “капюшона”. И дети с подобной проблемой испытывают неудобства во время мочеиспускания: моча выходит тоненькой нитевидной струйкой. В некоторых случаях возможны образование паховых грыж, выпадение прямой кишки.
    Бывает у малыша и врожденный фимоз, в последние годы отмечается тенденция к увеличению таких случаев. Поэтому мамы, когда купают ребенка каждый день, аккуратно должны оттягивать кожу и раскрывать член, чтобы вывести его головку. Но перед этим надо проконсультироваться у детского хирурга или детского уролога. Как правило после такой процедуры врожденный фимоз исчезает. В противном случае это одно из показаний к циркумцизии.
    Частота осложнений напрямую зависит от используемого метода обрезания, условий, в которых оно выполняется и, конечно, от навыков врача–хирурга. Сейчас же обрезанием занимаются все, у кого есть белый халат, — фельдшеры, стоматологи и даже те, у кого даже врачебного халата нет, то есть процедура превратилась в коммерцию.
    Не так давно был у родственников в селе. Мне сказали, что туда приезжают доктора из Бишкека или из районного центра, ходят по дворам, собирают мальчишек, которым надо сделать обрезание, и дома у родных или знакомых проводят процедуры сразу нескольким.
    Но если доктора оперируют, допустим, по пять пациентов, то, представьте, сколько стерильных инструментов им надо иметь при себе! Чуть ли не пол–операционной. Похоже, они используют один и тот же инструмент. В лучшем случае обрабатывают его спиртом. А если ребенок, например, болел болезнью Боткина?! Инструменты после проведения ему операции надо обрабатывать по специальной методике.
    Все хирургические манипуляции детям по приказу Минздрава должны проводиться в детских лечебных учреждениях. Но у нас продолжают оперировать детей во взрослых клиниках и проводят не только обрезание.

— В каком возрасте, на ваш взгляд, целесообразнее проводить эту операцию?
    — Мы всегда ориентируемся на анатомические и физиологические особенности ребенка. Если родители согласны, то лучше ее провести в младенчестве. У евреев обычно это делают на восьмые сутки. У кыргызов обрезание проводят в любом возрасте — и в три, и в семь лет. Однако лучше новорожденным, у них еще не сформирована реакция на болевой синдром, для них обрезание не станет большим стрессом, и рана заживет быстрее. Но в любом случае эта процедура рекомендована мальчикам до трех лет. С психологической точки зрения в этом возрасте они не будут испытывать столько страданий, сколько в старшем возрасте. Даже слова “обрезание, отрежут” наносят им непоправимую психологическую травму, которая останется на всю жизнь. От страха может развиться и заикание.
    Всех рисков можно избежать, повторяю, если операцию проводить под общим обезболиванием и в условиях детской клиники. К сожалению, в регионах почти нет детских хирургов. Поэтому ребятишек привозят к нам с врожденными фимозами, с запущенными и осложненными заболеваниями. Но даже в этом случае проводить обрезание безопаснее в условиях взрослой амбулаторной хирургии, желательно хирургами, прошедшими специализацию по детской хирургии.
    — Калыбек Мыкыевич, родители не приводят своих сыновей к детским хирургам из–за того, что в клинике делаются операции под наркозом. Слово “наркоз” у них ассоциируется с опасностью, угрозой для здоровья ребенка...
    — В таких случаях применяется масочный наркоз на пять–десять минут. Наркозный препарат удаляется из организма через органы дыхания. Никаких нежелательных последствий на ребенка он не оказывает. Между прочим, хирург находится рядом с пациентом и дышит этим препаратом. Поэтому заверяю родителей, что бояться наркоза при таких вмешательствах не нужно.
    Даже после тяжелых операций наркоз со временем выходит, не остается в крови, удаляется из организма через почки, органы дыхания, кожно–слизистые покровы организма, желудочно–кишечный тракт. И ведь, что интересно, родители не боятся покупать ребенку на улице разные сладости, не зная, какие красители, консерванты входят в их состав. Они приносят малышам больше вреда, чем наркоз.

— Калыбек Мыкыевич, так ли необходима эта операция, тем более она сопряжена с рисками?
    — Традиция обрезания очень древняя. Есть сведения, что она существовала еще 70 тысяч лет назад. Кроме религиозных и культурных традиций, есть еще одна популярная причина — забота о здоровье, профилактика инфекций. Чтобы под крайней плотью не скапливались бактерии, ее обрезали.
Нина НИЧИПОРОВА.
Фото из Интернета.

Версия для печати
К содержанию номера
На главную страницу
О нас
Контакты
Обратная связь
Гороскоп
Реклама

Архив ВБ
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Реклама
Рейтинг
Реклама
Designed by: Axenov Vyacheslav
Programmed by: Voevodin Ilya
© 1974-2020 ЗАО "Издательский дом “Вечерний Бишкек”