№28 (11785)
Пятница, 29 июля 2022 года


Как за месяц выбрать 966 директоров?
Нынешнее лето ознаменовалось прямо–таки взрывом образовательных реформ. До начала учебного года остался всего лишь месяц, а у нас в самом разгаре массовое увольнение школьных директоров и организованная для них полоса препятствий с тестированием и прочими странноватыми проверками на соответствие занимаемой должности. А еще у нас такое же скоропалительное объединение вузов, решение дважды в год проводить там вступительные экзамены и начинать семестры с сентября и января.
    Но для того, чтобы поступить в высшее учебное заведение — хоть в сентябре, хоть в январе, — сначала надо все–таки школу окончить. В связи с этим сейчас на первое место выходит отбор новых директоров школ, которые будут претендовать на места уже снятых управленцев за то, что они проработали в этой должности более 5 лет.
    Директор школы в Кыргызстане — явление, зачастую вообще не поддающееся логическому осмыслению. С одной стороны, он всем и всегда много чего должен (даже такого, чего нет в его должностной инструкции). С другой стороны — от него при этом мало что зависит. До недавнего времени толпа недовольных легко сметала с должности того, кто ей не по нраву, и так же легко приводила на его место более подходящего. Министерство образования и науки играло, как правило, роль стороннего наблюдателя. Так было совсем недавно в Новопавловском инновационном лицее, откуда недовольные родители буквально выгнали директора Диляру Абдуллаеву, не принимая во внимание, что при ней лицей по–настоящему расцвел. И каждый предлагаемый Минобразом новый директор проходил отбор у этой самой толпы. Многие не проработали и недели...
    В свете своих “грандиозных” реформ министерство тоже (правда, не нахрапом и не так топорно) может теперь аккуратно убирать с директорских постов неугодных и давать возможность поначальствовать нужным людям. И все это под прикрытием беспристрастной автоматизации, исключающей коррупцию.
    Президент Садыр Жапаров подписал Указ “О некоторых мерах по повышению эффективности деятельности руководителей государственных и муниципальных общеобразовательных организаций КР”. Этот акт напрямую касается школьных директоров, которые теперь не могут занимать эту должность более пяти лет, а при назначении на место должны подтвердить свое соответствие квалификационным требованиям. К тому же сдать экзамен в форме теста, включающий вопросы по таким дисциплинам, как управленческий менеджмент, педагогика, возрастная психология, нормативные правовые документы. От будущего директора требуется также базовое владение компьютерными технологиями. Ну и понятно, что он должен иметь высшее педагогическое образование, стаж педагогической работы; быть в статусе дееспособного, без судимостей и медицинских противопоказаний. Это все понятно, и хорошо, что такой серьезный багаж знаний и умений претендентам придется предъявлять при назначении.
    Правда, остаются вопросы к собственно тестированию. Этот метод оценки знаний уже проявил себя с не лучшей стороны при сдаче ОРТ. Совершенных тестов, способных адекватно оценить уровень знаний испытуемого, не существует в природе. Человек, отлично владеющий предметом (особенно, если его познания выходят далеко за рамки “да — нет”), вполне может ошибиться, отвечая на некорректно сформулированный вопрос. А тот, кто понятия об этом предмете не имеет, может сдать тест на твердую пятерку исключительно методом тыка. И что? За это его считать профессионалом и сажать в директорское кресло? 21 июля полетели первые ласточки — и первые головы. Состоялся конкурс по отбору директоров Манасского интерната–лицея для одаренных детей из малообеспеченных семей и Чалдыбарской школы–интерната для детей–сирот.
    Претендентов было семь. К тестированию допущены четверо: у троих оказались не в порядке документы. По результатам теста 60–процентное пороговое тестирование преодолела только Айгуль Орозалиева, которая и назначена директором Манасского лицея. А Чалдыбарский интернат остался без руководства. А между тем, напомним, уже август!
    Заместитель министра образования Надира Джусупбекова убеждена: “Все пройдут. Этот тест именно для профессионалов. Профессионалы–директора отлично пройдут этот тест”. Откуда, интересно, у нее такая убежденность? Если “все пройдут”, в том числе и снятые, пытаясь вернуться на свою должность, тогда зачем все это устраивать?
    Разве не по состоянию школы и учебно–воспитательного процесса в ней реального, а не теоретического из теста определяется, хороший или плохой директор? Разве не с этого надо начинать проверку нужности того или иного директора?
    Руководитель авторской физико–математической школы №61 Юрий Низовский принимать участие в тестировании отказался, сочтя это унизительным. На его защиту встали родители учеников школы, собравшиеся на митинг около Минобраза и направившие письмо президенту страны. Их понять несложно: Низовский — как раз из тех директоров, чей профессионализм проверен временем. Выпускники 61–й школы стабильно показывают лучшие результаты на олимпиадах и ОРТ. Юрию Николаевичу действительно как–то не с руки кому–то доказывать свою компетентность и тягаться с теми, кто пока еще никак не проявил себя на директорском месте.
    “Ничего страшного, — считают в министерстве, — если он не пройдет тестирование. Уйдет с должности директора, станет наставником”. Как просто: избавиться от действительно выдающихся руководителей, на которых пока еще держится наша образовательная система, окончательно разрушить все, что наработано и достигнуто десятилетиями!
    Но самый главный вопрос в том, успеет ли министерское руководство провести конкурс на почти тысячу директорских мест до начала учебного года? Остался месяц, а это всего лишь 30 дней. В течение которых претенденты должны не только выиграть, но и подготовить к сентябрю доставшееся им учебное заведение.
    Ответ, кажется, заранее ясен.
    И что реформаторы из МОН будут делать, если из 966–ти к началу учебного года тестовый отбор пройдет в лучшем случае человек двадцать? Кого и по каким критериям будут в лихорадке назначать директорами? Поневоле придется кому–то избранному подправить ответы, закрыть глаза на некоторые недочеты. Тогда наверняка вспомнят и про исключения, и про детали, и про то, что “нельзя всех под одну гребенку”. И опять окажется, что перед законом все равны, но кто–то равнее.
    Не получится ли как с началом учебного года: решили перенести на 15 сентября — и точка! А теперь это решение спешно отменили. Только вот в случае с обезглавливанием школ выравнивать ситуацию и обращать ее вспять будет значительно труднее. Если вообще возможно.

Ольга НОВГОРОДЦЕВА.