Пятница, 16 сентября 2022 года. №35 (11792) 
   
Поиск по сайту  
 Сегодня в номере:  Эра

Недетский вопрос
Как сидеть за партой втроем?
До дома оставалось несколько шагов
Девочка выпрыгнула в окно
Эра
Мне не больно, но страшно
Авто
Замена масла в двигателе: у дилера или в гараже
Чего нельзя делать с мотором и кузовом осенью
Клинический диагноз
Дефицит железа — большая опасность
Спорт-ракурс
Сразу два чемпиона мира
Феномен дружбы и спорта на лазурном побережье

Метеосводка по Бишкеку
 на 02.12.2022
атмос. давление 697 мм
относит. влажность 67 проц.
радиационный фон 03.12.2022 мкР/час

 на 8.13
восход 17.28 заход -4...-6
ночью -1...+1 днем 1

Учетный курс валют
 на 02.12.2022
84,34
88,00
1,370
0,1207
10,50


cрочный сбор
Мне не больно, но страшно
— Стекла на гистологию отвозила я. Когда глянула на заключение, забыла, как дышать. “Лимфоцетарная лимфосаркома” — такой поставили диагноз моему единственному сыну. “Сейчас все это лечится. Начнем с “химии”, а там видно будет”, — неуверенно попытался приободрить меня онколог. — Но я работала в патологоанатомическом бюро и знаю, что такое саркома. От нее люди порой сгорают за месяц... — плачет Людмила Глазунова. Рядом сидит ее сын Денис. Молчит.
    “Мы заболели”, “мы прошли “химию”, “мы победим”, — Людмила Ивановна произносит это местоимение почти в каждом предложении. И в этом “мы” ни капли нездоровой материнской суперопеки больного ребенка. Это ее “мы” — выкристаллизованная болезнью сына любовь и желание переложить на свои плечи то, что он сам не унесет. Раком можно болеть в одиночестве, но выздороветь одному невозможно.
    Людмила Ивановна держит распухшую от бумаг синюю папку. Каждую страницу она знает наизусть. Это десятилетняя история болезни Дениса. Диагноз, поставленный нашими докторами, не подтвердился, у мужчины ангиоиммунобластная лимфома. Тоже тяжелое онкологическое заболевание крови, но все–таки шестьдесят процентов случаев успешно лечится.
    Коварство болезни в том, что она встречается довольно редко — примерно в двух процентах всех случаев лимфом — и маскируется под обычный грипп — долго ничего не болит, иногда беспокоит недомогание, ночная потливость, невысокая температура. Но при таких симптомах трудно заподозрить у себя рак крови. Вот и Денис заболел в 2012 году, а диагноз поставили только через год, когда справа на шее появилась опухоль величиной с ладонь. Но даже тогда она не болела!
    — Да и анализы крови были как у здорового человека, — Людмила Ивановна быстро находит нужную страницу в папке. — Вот смотрите, немного повышены лимфоциты, и все! А вот первое МРТ — оказалось, что конгломерат лимфоузлов вырос уже на одиннадцать сантиметров!
    Нужно было срочно “химичиться”. Сложность была в том, что схем лечения Т– клеточных лимфом минимум пятьдесят. Иногда уходят месяцы на подбор оптимального сочетания препаратов. У Дениса времени на эксперименты не было, опухоль стремительно росла. Его лечащий врач постарался учесть все нюансы и составил протокол, который дал максимальный эффект. Опухоль практически исчезла! Ежемесячные анализы показывали — все чисто.
    — Это воодушевило Дениса. Он для себя решил, что переболел чем–то вроде гриппа, но полностью выздоровел, вернулся к спорту и работе. Но рак вернулся через два года. Плановое УЗИ показало, что на этот раз увеличившийся лимфоузел сдавил бронхи. И началось все сначала. На сегодняшний момент пройдено уже 23 “химии” и три месячных курса лучевой терапии — на шею, грудь, живот. Мы научились жить с лимфомой, как с хронической болезнью. Если все время думать о смерти, то свихнуться можно. Денис — нормальный человек, ему бывает страшно. Но ни разу за все это время он не пожаловался. Кремень! — Людмила Ивановна рассказывает о сыне так, что ему становится неловко.
    Сейчас Денис не в ремиссии. Каждый месяц сдает анализы крови, лечащий врач смотрит — нужна ли очередная “химия” или можно еще немного подождать. Максимально растягивать промежутки между курсами приходится для того, чтобы дольше сохранить эффективность препаратов. К сожалению, рак адаптируется к любому лекарству, а в случае Дениса менять препараты не на что. Увы, но в Кыргызстане мужчина может получать только паллиативную помощь и ждать, пока ресурс организма исчерпается.
    — Десять лет болезни научили нас главному — самостоятельно искать новые возможности для лечения. Мы благодарны нашим врачам за то, что делают максимум, что в их силах при минимуме технических и медикаментозных возможностей. Но, к сожалению, в Кыргызстане невозможно сделать пересадку костного мозга, а без этого болезнь Дениса практически не лечится. Мы связались с клиниками Турции и Кореи — там используют современные методы лечения онкогематологических заболеваний. Нам ответили, что прежде всего нужно оценить степень поражения костного мозга. Если процесс обратим, то лимфому в Корее лечат без пересадки! Конечно, это будет стоить огромных денег, но, главное, мы будем знать, куда двигаться. К сожалению, сейчас мы в тупике. Сегодня записаны на УЗИ лимфоузлов, посмотрим, что там, а потом снова — “химия”... — Людмила Ивановна опять плачет.
    Денис сидит рядом, и ему неловко от происходящего. Он давно нашел в себе силы принять болезнь и жить, а не ждать. Мужчина работает в строительной компании, занимается документооборотом. О своем диагнозе говорит с коллегами лишь тогда, когда нужно взять отгулы на получение процедур. В остальное время ни слова о раке. Но это внешне. Внутренне же он изменился давно. Время перестало казаться бесконечным и автоматически вернуло ценность самым важным вещам на свете.
    “Стараюсь жить просто и правильно. Переживаю только об одном — боюсь оставить маму одну. И я очень устал от всего этого...” — написал в WhatsApp Денис после нашей беседы. Рядом с мамой он не может позволить себе дать слабину.
    Все десять лет болезни семья справлялась сама. Если анализы, хранящиеся в синей папке, перевести в деньги, то хватило бы купить хорошую машину! Глазуновым помогали родные, но они не в состоянии сейчас собрать нужную сумму. Полная диагностика в Корее стоит от шести с половиной до восьми с половиной тысячи долларов! Это самое важное, что сейчас нужно Денису. Но его зарплаты в двадцать тысяч сомов хватает на анализы, поддерживающую химиотерапию и нехитрые продуты.
    Сбор на взрослых людей всегда идет сложнее, чем на детей. И именно поэтому важен каждый сом — в копилке жизни не бывает мелочей. Денис и его мама постарались открыть максимальное количество электронных платежных средств, только бы вам было удобно сделать перевод. Несколько касаний пальцами по экрану смартфона подарят Денису шанс жить.

Помочь просто:
    перечислить деньги на электронные кошельки: ЭЛСОМ — 0556212777, О Деньги — 0508777212;
    перевести на банковские карты: Оптима банк мульти 4169585343038849, Халык банк 9417309000782675;
    передать помощь лично, связавшись
    с Денисом по телефонам:
    0 (556) 212–777, 0 (550) 711–318.
Надежда ХОХЛОВА.
Фото автора.

Версия для печати
К содержанию номера
На главную страницу
О нас
Контакты
Обратная связь
Гороскоп
Реклама

Архив ВБ
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Реклама
Рейтинг
Реклама
Designed by: Axenov Vyacheslav
Programmed by: Voevodin Ilya
© 1974-2020 ЗАО "Издательский дом “Вечерний Бишкек”