№35 (11792)
Пятница, 16 сентября 2022 года

школьный экстрим
Как сидеть за партой втроем?
Первая четверть экстремально начавшегося учебного года стремительно набирает темп. Чего мы не имеем на сегодняшний день в наших многострадальных школах? Не имеем директоров, учителей, учебников и достаточного количества мебели, чтобы можно было рассадить в одном кабинете 45–50 учеников. Не имеем половины из обещанных школ, которые по документам проходят как сданные в эксплуатацию, а на деле существуют в лучшем случае в виде фундамента. А главное — не имеем, похоже, ни малейшего понятия, кто во всем этом виноват и что с этим делать.
    До завершения конкурса директоров еще далеко. Во многих школах (особенно на юге) соискатели директорского места еще только готовятся ко второму туру. Свое творческое задание в виде теста они будут выполнять лишь в конце сентября. Если опять не окажется достойных (или если на одно место достойных окажется несколько) — конкурс будет продолжен.
    А школы тем временем беднеют учителями. Где–то преподавателей математики, физики или химии нет уже много лет и взять их негде.
    Есть в Бишкеке школа (какая именно — пока уточнять не будем), новый директор которой начала с введения интересного правила: теперь все — от первоклассников до завучей — должны приветствовать ее стоя.
    В преддверии 1 сентября министр образования Алмазбек Бейшеналиев во всеуслышание объявлял, что все школы будут переводиться на пятидневку. На деле же получилось так, что даже те, кто был на пятидневке, с этого года вынуждены учиться и по субботам. Времени на изучение пополнившейся новыми предметами программы не хватает, негде рассаживать вновь прибывших учеников.
    Катастрофически не хватает учебников. Вот жизнь настала: адекватный родитель радуется, если его ребенку достался хоть какой–то — пусть старый–рваный, с ошибками или вообще советского выпуска — учебник. Могли не дать и такого, и тогда пришлось бы бежать в ближайшую подземку и там покупать втридорога. Откуда они там берутся?

Кстати, какие именно нужны учебники по каждому предмету — какого автора и какого года издания, — никто не знает. Стандарты, говорят в Министерстве образования, уже разработаны, но еще не утверждены.
    По учебному плану с сентября кыргызстанские школьники изучают предмет под названием “История религий”. Как изучают, если учебников по этому предмету еще нет, а во многих школах нет и преподавателей? Желающий учить детей истории религий должен быть по образованию историком или теологом. И прежде чем попасть в школу, должен, по задумке МОиН, пройти тщательную проверку ГКНБ и прочих серьезных служб.
    Переполненность классов — тема, которая с годами и новыми реформами не рассасывается, а, наоборот, усугубляется. Принимая во внимание, что чиновники от образования твердо решили переходить на двенадцатилетку, а новые школы строятся со скрипом, — эту проблему не решить никогда. С введением двенадцатилетнего срока обучения за парты сядут шестилетки. То есть учеников прибавится, как принято говорить, в разы. Тут уж не до учебы — поместиться бы втроем за одной партой!
    Те, кто имеет какое–нибудь отношение к обучению, соврать не дадут: работать и добиваться успехов в учебе можно в классе, где не больше 25–30 учеников. Если их больше (а их везде сейчас намного больше, исключая, конечно, частные заведения), задействованы в учебном процессе оказываются лишь те, кто сидит прямо перед носом учителя. Остальные — беспризорники, предоставленные сами себе. “Мне все равно, чем ты будешь с ними заниматься, — цитирует слова директора учительница одной из столичных школ. — Мне важно, чтобы дети во время урока не бегали по коридору и не мешали другим”. Что делает сорок минут учительница с шестым классом, в котором 48 учеников? Проверяет домашнее задание и объясняет новую тему? Как бы не так! Держит у двери оборону, чтобы никто из детей не вырвался в коридор...
    Родители и учителя — с кем удалось поговорить — практически единодушны: в этом учебном году школьная ситуация, и без того непростая, дошла до крайности.
    Зато на всеобщее обсуждение вынесен проект закона об образовании. Он необходим, поскольку при огромных суммах, которые ежегодно вбухиваются в образовательную систему, зарубежные исследования показывают: уровень грамотности у кыргызстанских школьников ниже низшего. То есть более восьмидесяти процентов учеников не в состоянии понять прочитанный текст, не говоря уже о том, чтобы худо–бедно разбираться в основах точных и естественных наук.
    Разработчиков нового проекта, кстати, так много, что самое время вспомнить поговорку: “У семи нянек дитя без глазу”. “Няньки” эти между собой уже успели переругаться: у Министерства образования — свое видение нужных реформ, у гражданского общества и всевозможных членов НПО, подключившихся к разработке, — иное.

Ключевое новшество, предложенное межведомственной рабочей группой, — внедрение ваучеров. Это подразумевает введение электронных сертификатов, подтверждающих следование за каждым учеником бюджетных средств. Очень интересно, но довольно фантастично для нашей системы образования. Каждый ученик якобы сможет самостоятельно выбрать школу, и за ним в эту школу якобы отправятся бюджетные деньги, необходимые для его обучения. Если не хватит — какую–то часть доплатят родители... Кто–то действительно верит, что это возможно?
    Что еще обсуждаем? Систему оценки качества, которая, по мнению разработчиков, должна быть независимой и отделена от поставщиков знаний. То есть дело учителя — давать знания, а оценивать эти знания должен какой–то независимый эксперт, которому, надо полагать, придется тоже платить зарплату.
    Так себе новшества, честно говоря. Проще, наверное, надо подходить к образовательным реформам. Все гениальное — просто. Начать с элементарного — побольше новых школ, хорошей подготовки будущих педагогов и их хорошей зарплаты.

Ольга НОВГОРОДЦЕВА.
Фото из Интернета.